Chantal

Advanced member
  • Количество публикаций

    13 885
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

1 499 Excellent

О Chantal

  • Звание
    Papillon

Посетители профиля

5 176 просмотров профиля
  1. Моник, а другие терракты в Европе? Хотя бы взять тот на Лазурном берегу в Ницце. Как этот террорист смог проехать такой кордон и перекрытия полицейских? Там же все оцеплено было и никого вообще не впускали, ни одну машину, потому что люди должны были стоять на берегу и любоваться фейерверком. Если покопаться, сколько раз спецслужбы знали, но не предотвратили. Это очень нужно кое-кому, на руку, ты знаешь. А эта ведьма сидит в своем дворце и ей хоть бы хны, а граждане ее страны погибают. Сами породили этот ИГИЛ и этих исламских террористов для преследования своих определенных целей. Все всегда мутно, как ты говоришь. Даже с последним российским террактом в питерском метро не все так ясно и понятно.
  2. Арарат, можно попросить не писать мне официально мой ник латиницей? Я тебе не предъявляла претензии по поводу этого режиссера и не удивлялась, что ты его не знаешь. В моем ответе не было сарказма, я просто объяснила кто он и за что его могут преследовать. Что так эмоционально то реагируешь, ты же модератор? Ничем он кроме своего искусства не мог насолить властям. Он творец и имеет право снимать свои фильмы, это же не порнография. И ты до сих пор не веришь, что в России могут быть надуманные и несправедливые обвинения? И причем тут сделать мир лучше? А что режиссеры своим искусством его не делают лучше? И какой он закон нарушил? Что показал первую любовь последнего российского царя? И причем тут оппозиция? Я про нее говорила разве?
  3. Типо женщина с волосами, неспрятанными под косынку. А вот как раз кисти рук разрешается открывать. Думаю и шею тоже, раз не закрыли ))
  4. Арарат, извини, но он довольно известный в России кинорежиссер для киноманов и любителей кино. Скорее всего дело в том, что последний свой фильм он снял про первую и большую любовь юного цесаревича Николая II под названием "Матильда". Я ходила на встречу с ним в РГБ в день библионочи (проводится раз в году для любителей книг, кино, искусства и т.д. весь день и всю ночь до утра), где он сказал, что ему "перекрывают шланг", то есть не дают разрешения на прокат этого замечательного фильма (я так полагаю, потому что у него хорошее качественное кино обычно). Я не понимаю российские власти и их цензуру по этому поводу, но неужели только из-за того, что не хотят показать царя в таком виде, типо влюбленным в какую-то польскую балерину., типо фильм пошлый с любовно-эротическими сценами и тому подобное. Из Википедии: "Полемика вокруг фильма После появления в 2016 году официального трейлера фильма с любовно-эротическими сценами представители общественного движения «Царский крест» заявили об «искажении исторических событий» и «антироссийской и антирелигиозной провокации в сфере культуры», побудив обратиться в Генпрокуратуру Наталью Поклонскую, депутата Госдумы РФ, известную своим почитанием Николая II. Последняя полагает, что фильм содержит сцены, оскорбляющие чувства верующих, и заявляет о необходимости «не допустить нарушения чьих-либо прав», избегая как ограничений свободы творчества, так и посягательства на «конституционные права граждан». После запроса в Генпрокуратуру была проведена проверка материалов фильма, которая, по словам Алексея Учителя, не выявила нарушений. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил об отсутствии позиции Кремля по данной проблеме, так как фильм ещё не готов. Председатель думского комитета по культуре кинорежиссёр Станислав Говорухин раскритиковал идею о проверке фильма, выразив уверенность, что такие инициативы надо «прерывать на корню». Министерство культуры РФ сообщило, что вопрос о выдаче фильму прокатного удостоверения будет решаться после завершения работы над картиной. Несколько позже, в декабре 2016 года сообщалось, что прокуратура затребует сценарий фильма в рамках проверки по запросу депутата Поклонской. Фотография Матильды Кшесинской, ок. 1899 Директор канцелярии главы «Российского императорского дома» Александр Закатов назвал фильм «в большой части» кощунственным, но добавил, что его запрет лишь создаст «лишнюю рекламу и привлечёт дополнительное внимание». Сходную позицию занял епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов). Весьма критически оценив фильм, он сообщил, однако, что требовать запрета фильма — «абсолютно тупиковый и неверный путь». В частности, в январе 2017 года стало известно о поступлении в Общественный совет при Министерстве культуры России 20 тысяч подписей с требованием запрета фильма, выборочная проверка которых подтвердила реальное существование подписавшихся. Аналогичного значения достигло число официальных обращений против проката фильма на имя Натальи Поклонской. Однако пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков в начале февраля 2017 года счёл невозможным «что-то говорить о картине, которую мы не видели», и предложил дождаться её выхода, посмотреть «всем тем, кто хочет её комментировать», и лишь затем высказать своё мнение. В конце января 2017 года была обнародована информация, что прежде не известная организация «Христианское государство — Святая Русь» в связи с готовящимся выходом фильма разослала директорам кинотеатров письмо, в котором говорилось, что в случае его выхода на экраны «кинотеатры будут гореть». На эту угрозу в феврале 2017 года более сорока российских кинематографистов (среди которых Александр Прошкин, Андрей Смирнов, Павел Лунгин, Александр Гельман, Виталий Манский) ответили открытым письмом, в котором расценили рассылку подобных писем по российским кинотеатрам как угрозы потенциальным прокатчикам фильма и «призывы к поджогам кинотеатров и насильственным действиям», а возникшую обстановку — как угрожающую. Они заявили, кроме того, о нежелании попасть «под пресс новой цензуры». Чуть позже режиссёр фильма Алексей Учитель обратился в Генпрокуратуру РФ с жалобами на угрозы экстремистов из незарегистрированной организации и на депутата Госдумы Наталью Поклонскую, а Дмитрий Песков отметил, что угрозы «со стороны анонимных экстремистов … абсолютно недопустимы», как и всякое нарушение законов. В апреле 2017 очередная комиссия, на которой настояла Поклонская, рассмотрев текст сценария и два трейлера, усмотрела в фильме навязывание зрителю ложного образа святого Николая II и оскорбление религиозных чувств верующих. Также экспертами (И. В. Повкин, В. И. Слободчиков, В. Ю. Троицкий и А. Ю. Евдокимов) было установлено, что негативный образ Николая II формируется тем обстоятельством, что по сценарию персонаж отдает предпочтение «несуразной», «вызывающей отвращение и имеющей сходство с крысой или мышью» Кшесинской, вместо красивой Александры Федоровны. При этом подобной оценки была удостоена внешность реальной Кшесинской, а внешность исполняющей её роль актрисы Михалины Ольшанской была названа «удовлетворительной». Именно данный фрагмент заключения экспертов, затрагивающий вопрос внешности балерины, стал широко доступен в Интернете, благодаря чему сама экспертиза начала освещаться в различных СМИ. Сам Алексей Учитель заявил, что «уже устал от войны госпожи Поклонской с ним и всей съёмочной группой фильма». Результаты экспертизы были направлены в Генпрокуратуру". И опять эта Поклонская с придурью, и опять РПЦ, и опять эта российская цензура .... Как всегда, полный дурдом. Еще не увидев полностью фильм. а только трейлер, отрывки, они уже все ощетинились и встали на дыбы. А слова то какие подобрали в описании несчастной балерины (которая была вполне симпатичной и привлекательной женщиной), а угрозы какие!
  5. Этого парня Ерлана Стамбекова я знаю, мы знакомы и общались в то время. У нас был общий интерес к стихам - я тогда писала, и он тоже. Но, оказывается, он не забросил это дело, а продолжает писать, честно, не ожидала от парня. Я думала это просто просто романтика, тем более для парня. Но, как видите, несмотря на бурную юность и молодость, он выбился в люди, сделал отличную карьеру. Так и со многими другими, как и писал Арсен Баянов. В основном, они все сейчас стали бизнесменами, банкирами, общественными деятелями, известными людьми искусства и т.д. На его фотографиях (Арсена Баянова из книги). Среди моих знакомых я даже не знаю, кто мог спиться или стать наркоманом. В наше время ширяться, то есть колоться героином, было плохо и этим, в большей степени, занимались провинциалы, то есть из неинтеллигентной прослойки. А кокаина тогда еще не было в моде. По понятиям27 Июля 2016 0:00 Почти 30 лет назад в казахстанской «Ленинской смене» вышла статья Евгении Доцук «Пацаны». Этот легендарный ныне материал, посвященный молодежным группировкам Алма-Аты, начинался с фразы о существовании двух карт города: официальной и неофициальной. В XXI веке этих карт в бывшей столице стало гораздо больше. Следопыт Esquire Роман Райфельд попытался отыскать по ним пацанов 80-х и поговорить с ними о пацанах нулевых. Ерлан Стамбеков, бизнесмен, депутат маслихата Алматы, лидер движения Alma Qala. Ему 50, вырос в Алма-Ате. Учился в школах №№ 93 и 36, а затем в архитектурно-строительном. За плечами армия, фондовая биржа, первый торговый дом, открытый с друзьями. Уже в студенчестве был депутатом горсовета, поэтому нынешняя должность вполне закономерно появилась в его резюме. Много лет Ерлан поддерживает ряд музыкальных проектов. То, что Нурлан Абдуллин выступил на сцене «Азия дауысы» и вообще стал артистом, пластинка Асылбека Енсепова вышла в коже, популярный ныне бойз-бэнд называется The Jigits, а The Magic of Nomads записались на Abbey Road Studio, – по большей части заслуга Стамбекова и его друзей. К слову, свое участие в подобного рода поддержке Ерлан не пиарит. И да – он, похоже, действительно хочет, чтобы четверо его детей не покинули страны своего рождения Статья «Пацаны» стала для всех откровением. Многие вещи в материале были описаны правильно: и жертвы были, и убийства... Районы существовали, весь город – от 11 до 18-20 лет – участвовал в этом, но, на мой взгляд, это было больше хулиганское болото. Однозначного, четкого управления подростковыми группировками из зон не было. Но то, что люди, находившиеся за решеткой, на свободе являлись авторитетами – это факт. И «грев» собирали – это тоже правда. Некоторые районы были сильнее вовлечены в эти процессы, наш – нет. У нас подобного на регулярной основе не практиковалось. Были, кстати, и позитивные моменты: например, кодекс чести пацанской, солидарности – плохо стучать, убегать, хорошо не бояться выйти одному против толпы, попытаться избежать конфликта. Наш район назывался ООН. Причем название придумал я, потому что среди нас были ребята разных национальностей. И «армия» наша формировалась по тому же принципу, что и ООН – каждый двор давал по своему «батальону». В мордобоях участвовали часто. Раз в месяц обязательно что-то происходило. Совсем крупное – когда толпа на толпу и без серьезных ранений не обходилось – это раз в 2-3 месяца. Чаще в драках, в которых мы принимали участие, жертв не было. На учете в детской комнате я не состоял, но в милиции отлично знали, что я один из активных членов группировки. То, что случилось с районом потом, – ужасно. На то время, когда я ушел в армию (1985-87 гг.), пришелся пик наркомании. Когда вернулся, многих ребят мы потеряли. Наркомания подкосила. Мы оказались к ней не готовы. Не понимали, что наше поколение было первым, кто столкнулся с проблемой именно тиражирования наркомании. То есть это было уже не невинное употребление травки, а так называемое ширево, бизнес, система, которая была поставлена на рельсы определенными людьми. Когда на иглу подсаживались дети. Мы очень много потеряли друзей. Вымерло, по сути, целое поколение дворовых мальчишек, думаю, до 70%, причем не только от передозировки, но и от последствий длительного употребления. Кто-то оказался в тюрьме, дальнейшую их судьбу я не знаю. В 1989-м я написал песню «Центр Алма-Аты». Она родилась как-то сама собой, за столом, при активно горячей поддержке друзей. «Центр Алма-Аты – это клумбы как торты… Берик, Серик и Талгат…». Это про пацанов, выросших в алма-атинских дворах. Про наше взросление, про первый опыт употребления алкоголя и наркотиков. Мы все это прошли. Я не исключение. Оглядываясь, понимаю: улица наложила свой отпечаток. Определенное воспитание и иммунитет против того, что может быть опасным и вредным, родом оттуда. Что было у пацанов 80-х такого, что и не снилось мудрецам нулевых и десятых? Компании, футбол, музыка, дворовые клубы были. Там работали методисты, которые учили детей всякому полезному. Свой первый корабль я выпилил именно в таком клубе. Причем это было бесплатно и интересно. Первый самолет мы с друзьями сделали там. Я не спал ночь накануне его запуска. Первые аккорды на гитаре мне тоже показали в клубе ребята из ансамбля. И сейчас я понимаю, что это нужно и можно возродить. И знаю, как это сделать без денег, и буду это делать. А в плане морали… У нас был кодекс чести. Были ценности определенные. Умение дружить и постоять за себя и друзей. Честь и достоинство двора. Все это обрастало мальчишеской романтикой. И понятия эти не столько зоновские, сколько общечеловеческие, хотя во дворах и был культ отсидевших, их считали нормальными пацанами. Улица укоренила во мне мальчишеский дух, умение постоять за себя, верность дружбе. Эти принципы в армии и дальнейшей жизни, когда страна рухнула и начались лихие 90-е, очень помогли выстоять. Сегодня они, возможно, и вернулись, но не ко всем и уже из других источников – религии, например. Что касается пацанов нулевых, у них другие принципы, другие ценности. Это поколение, живущее по законам коммерции. У нас было больше романтичного, у них – прагматичного. Для них парень, который едет на крутой тачке, – предел мечтаний. Я слышал монологи успешных предпринимателей, детство которых пришлось на 90-е, они вспоминают о своем успехе через призму именно таких моментов. Мы тоже грезили об успехе, но иначе. Они реже сбиваются в стаи, чем мы. А ведь по этому принципу мы создавали свои первые компании и акционерные общества, пусть они и рассыпались потом благополучно, ударившись о первые доходы или неудачи. Эти ребята не социализируются так, как мы. И в этом плане им, пожалуй, сложнее. В кого превратились пацаны 80-х сегодня? У них прекрасная судьба. Кто-то сидит в Астане – чиновники, министры, вице-министры, кто-то работает в национальных компаниях или занимается бизнесом, кто-то уехал за границу. Я без негатива смотрю на сегодняшнее поколение. Верю, большинство из них – это честные, открытые и правильные люди. И я вижу, как это проявляется в повседневной жизни. Родился кодекс алматинца, и наша задача – его культивировать. Через добро и любовь. Все крутится вокруг любви. Как только ты это начинаешь понимать, все становится на свои места. Позитивные люди друг друга притягивают. Так родился проект Alma Qala (суть проекта: каждую весну любой желающий может выкупить саженец и посадить дерево. – Esquire) и продвигается движение «Я алматинец», которое я тоже поддерживаю. Если мы будем делать добро, есть шанс, что кто-то последует нашему примеру. Из истории вопроса «Малая станица», «Дос», «Deribas», «Ертек», «Аэрофлот», «Шанхай», «Халифат», «Штаты», «Девятка», «Татарка», «Актив», «Ислам», «Салем», «Белые дворы», «Снежинка», «Крепость», «Талибан», «Восход», «Ардагер», «Бастилия», «Радуга», «Слепые дворы», «Параной», «Бермудский треугольник», «Эдельвейс», «Драм», «Желтый двор», «Покер», «Круг», «Коктем», «Вигвам», «Сайран», «Квадрат», «Золотая орда», «Кизы», «ООН», «Нахаловка», «Микровские», «Айна-Булак», «Геологострой», «Орбита», «Новый Свет», «Заря Востока», «Дружба», «Султан-Курган», «Роща», «Горный гигант» – почти вся Алма-Ата в свое время делилась на пацанские районы. Существовали и женские банды: «Сестры Салема», «Голден герлс», «Черные лисы», «Нейтралочки». Самоназвание «пацаны» утвердилось примерно с середины 1980-х. Каждая группировка насчитывала примерно от 30 до 150 постоянных членов. Делились по возрастам: 11-16 лет – щеглы, 17-25 – старшаки, 25+ – старики. Константин Авершин, ресторатор, общественник, руководитель движения «Я алматинец». Окончил школу № 25. Учился в Англии по программе «Болашак»: сначала в колледже в Брайтоне, а затем в Anglia Ruskin University в Кембридже по специальности European business economics. Бизнесмен и в прошлом военный, 9 лет проработавший в международном центре «Антитеррор», этой весной Константин тоже попал в городской маслихат. Сегодня он состоит в огромном количестве комиссий, но находит время для разговора и к обсуждению темы подключается легко… Я помню эту статью. Она активно обсуждалась. Я жил на Фурманова – Гоголя, возле магазина «Москва», район назывался «Снежинка». Мы всегда стояли особняком, больше занимались спортом. Хотя, если нас подтягивали на драки, «бакланы», мы, конечно, участвовали. Сразу ниже нас был «Дерибас» – культовый район, жители которого – тогда пацаны, а ныне «седые головы» – собираются до сих пор и поют под гитару. В той жизни четко прослеживалось братство. Причем даже не в рамках района «Снежинка», а нашего двора. Нас, кстати, так и называли – «москвичи». Мы были дружны. Хотя многие с течением времени «стравились» – наркомания была повальная. Было у нас во дворе два брата – Виктор и Андрей Пильгуки, мы на их глазах выросли, они не давали нас в обиду даже старшакам из других дворов. С одной стороны, наш дворовый жаргон по своему содержанию был приближен к воровской фене, но с другой – в нашей компании все были ребятами здорового воспитания. Здоровые родители, здоровые семьи. Мой отец работал в КГБ, авторитетный человек, боксер, и меня в рамках держал. Нас не трогали – ни меня, ни моих соратников. И мы ту нашу дружбу до сих пор храним. У нас был район, с которым мы постоянно байговали, – «Дос». Мимо их школы всегда надо было ходить с оглядкой и всегда в коллективе. Тогда это было достаточно серьезное противостояние, а сегодня мы встречаемся как друзья. В драках мне приходилось участвовать регулярно. Хотя нашему поколению повезло: всего раза четыре было на моей памяти, когда толпа шла на толпу. А так раз на раз или трое на трое выходили, и конфликт исчерпан. А еще чаще, если честно, все заканчивалось криками «Менты!». Один раз мы все поехали в рощу Баума – это был «Порт-Артур», – приехали какие-то казаки на конях с топорами – пришлось ретироваться. Но в основном все драки обычно происходили либо на графских фонтанах на Панфилова, либо за снесенным недавно кинотеатром «Алатау». Мы часто собирались и пели под гитару. И девчонки приходили. Многие места, улицы города стали частью тех песен. Улица Тулебаева, например. Я до сих пор люблю там прогуляться. Такая алматинская романтика. Мы и пили, но повального алкоголизма не было. Другое дело – наркотики, они повыкосили многих ребят. А в конце 80-х – начале 90-х сильно «зашел» героин. Мы уже выросли, отошли от дворовых движений. Развал Союза. Я помню, даже преподаватели КазГУ продавали героин. Мы же как-то мимо этого прошли, старались заниматься спортом: турник, подъем-переворот. Чего у нас не было, так это гаджетов. Детство было офлайн. Крик с улицы «выходи!». Сумасшедший запах черемухи, сирени или лип на Тулебаева, гитара, первый опыт общения с девушками – никакой интернет этого не заменит. Командный дух у нас был. А сейчас больше вокруг «я», «мое», «меня». Наше детство было направлено на жизнь личности в обществе, командная тема была. Уже как лидер общественного движения «Я алматинец», я не могу сказать, что считаю, будто у нас плохая молодежь. Мы работаем с ними вместе, привлекаем к нашим проектам, делимся. Они удивляются, когда узнают, как все было у нас, и хотят это внедрить в свою жизнь сегодня. Было ли в то пацанское время лучше? Я фаталист: на все воля Всевышнего, и все идет так, как должно идти. Просто есть моменты, с которыми надо работать. Например, плохо, что сейчас люди фактически не общаются офлайн. Но нужно не обвинять, а делать так, чтобы общались. Мы перед рассветом. Говорят же, что самая темная часть суток – в предрассветный час. Духовное начинает одерживать победу над материальным. И здесь основная борьба – война с собой, надо победить себя. А начиная очищать собственное энергетическое пространство, замечаешь, что и мир вокруг тебя мистическим образом меняется. На своем примере я четко это понял: никто, кроме нас. Будь то посадка деревьев, национальная кухня, интерактивное общение, бережное отношение к родному городу или патриотическое воспитание. Из истории вопроса Практиковали игру в карты на фофаны (щелбаны) в младшем возрасте и на деньги и выпивку – в старшем. Шарик-малик (азартная игра «Наперстки») катали на Центральной барахолке, железнодорожных вокзалах «Алматы-1» и «Алматы-2», аэровокзале и алматинском Арбате. Занимались различными аферами и иными не насильственными отъемами денег у лоховатых граждан. Жестокое насилие не приветствовалось, в почете были гоп-стоп, карманные и квартирные кражи. Чаще у барыг. Сюиндык Ахметов, бизнесмен. Его бизнес сегодня – строительство инженерных коммуникаций. А 30 лет назад он был одним из лидеров пацанячьего движения. И в этом сегодняшнем своем деле без наработанных тогда связей не обходится: то общение, которое было по молодости, помогает и сегодня, ведь многие ребята встали на ноги. Бизнесменом быть я не мечтал. Хотел быть историком, но не поступил в КазПИ, недобрал 1 балл, и пошел работать. Случайно встретил на фестивале «Азия дауысы» Нурлана Каппарова (являлся президентом компании «Казахойл», министром окружающей среды и водных ресурсов Казахстана, крупным акционером «Казинвестбанка», скончался от сердечного приступа в 2015 году. – Esquire), который и направил меня в бизнес-русло, предложив работу в компании «Акцепт» (первая крупная в независимом Казахстане компания, реализовывавшая оргтехнику и компьютеры – Esquire). Потом я поступил в Высшую школу права «Адилет». Проучился там 2 курса, но требования тогда были очень серьезными (за деньги никто экзаменов не сдавал), и я не смог совмещать работу с учебой, прогуливая занятия. Бросил. Позже поступил в Евразийский институт рынка, стал специалистом по налогам. Затем были учеба в Нархозе и работа в Комитете налоговой полиции. А в 2001 году друзья пригласили в бизнес – стал директором брокерской компании. Восьмидесятые вспоминаю с большой ностальгией. Золотое время, беззаботное. Времена пацанячьей чести. Романтика. Первые влюбленности. Сам сочинял песни под гитару. Они даже были популярны, во дворах их многие пели. «Алия» (история двух моих друзей, любивших одну девушку, сидел как-то в ванной ночью и написал ее) и «Синяя косынка» (про девушку с баулом через плечо). После школы я с гитарой завязал. Но такого, чтобы сожалеть, что все это уже прошло, такого нет. Это жизнь. Я вырос на первой Алма-Ате, в районе «Пожарки». Но бабушка жила на Советской–Чайковского, и я много времени проводил в центре, мне нравилось там жить, дружить. Почти все мои друзья оттуда. 39-я школа, район «Вигвам». Мы были сами по себе – ребята 1973-75 гг. рождения, которые жили в нашем дворике. Он назывался «Норка», на Мира – Комсомольской. Дрались часто, даже не знали с кем, просто видели, что не наши. Наш район жил по принципу: не трогайте нас, а чужого нам не надо. А вот «Халифат» (25-я и 28-я школы) были серьезными агрессорами. Мощная группировка. Они гремели тогда. Хотя мы с «Халифатом» в общем хорошо общались. Нашей территорией считалась правая сторона парка на Старой площади – «Пентагон». С левой стороны – территория «Снежинки» и «Доса». С ними у нас были более-менее нормальные отношения, но когда на площади происходили праздники, массовые гулянья, всегда что-то случалось. Часто конфликтовали на «Театралке» (кафе «Театральное» возле ГАТОБ им. Абая, существует с 1963 года. – Esquire), в основном с «Крепостью», иногда со «Снежинкой». А вот девушек в те времена не обижали, понятия были правильные, разбирались только пацаны. Обычно собирался костяк 30 на 30 – это на крупные драки. Ярко выраженного руководителя у нас не было. Но когда надо было, я шел впереди, хотя нескромно так говорить. Интересно, что в те времена воевали не только числом и силой, была развита и дипломатия, велись переговоры. А в драках даже не цепи, а скамейки были самым ходовым товаром. У нас парень был – большой специалист по ним: когда только начинался конфликт, он одним прыжком переламывал лавочку, мы налетали, расхватывали и бежали драться. Зоновских порядков в нашем дворе не было, «грев» мы не собирали. Наоборот, взрослые мужчины, которые возвращались из армии, из Афганистана, нас гоняли, чтобы мы занимались спортом. А чтобы деньги, продукты, вещи для зоны собирать – такого не было. Самые искренние, честные, правильные понятия у нас были. Я не идеализирую. Мне повезло в жизни, что мне попадались такие хорошие ребята. У нас были и простые ребята, и дети из цэковских семей. Только по одежде и можно было увидеть, что кто-то лучше живет, кто-то хуже, а по поведению все были одинаковы. Все были нормальные пацаны. Мы хорошо интегрировались. Чего не хватает пацанам XXI века? Простого общения. Вот вы сейчас знаете своих соседей? А тогда родители спокойно оставляли детей у соседей. Плюс сейчас очень сильное деление по социальному статусу и доходам: мажоры отдельно, «простые» – сами по себе. Но есть и то, чего не хватало нам из того, что есть у нынешних. Например, доступности всего. Я вот сожалею, что мы мало занимались спортом. Такого, чтобы можно было, как сейчас, пойти купить абонемент и заниматься в зале в свое удовольствие – не было. Хотя в наше время были дворовые клубы… Моему сыну 20, он учится в Корее на кинорежиссера. И то, что он выбрал такую профессию, уже говорит, что я воспитал его тем романтиком, каким был сам в его годы. Хотя он не такой общительный, как я. Я предлагал ему надеть погоны, но он выбрал учиться на режиссера: «Давай я займусь тем, чем мне хочется». Так я его воспитал. Наблюдаю за молодежью и замечаю, что многим не хватает именно воспитания. Мы играли в основном в футбол и квадраты (популярная советская дворовая игра с мячом для четырех участников. – Esquire). Асыки. Целыми днями только ими и занимались. Зимой на коньках катались на «Медео» и «Динамо». На нем у нас, кстати, был большой конфликт с общежитскими, мощная потасовка со студентами. Фестиваль «Азия дауысы» – тоже яркие впечатления. Родители отпускали нас туда, мы ездили всем двором, это был настоящий праздник. А еще было кино. На фестивальный польский фильм «Новые амазонки» (фантастическая кинокомедия Юлиуша Махульского 1983 года, оригинальное название «Секс-миссия». – Esquire) мы попали не с первой попытки. Ведь он был «до 16». Поэтому увидели его лишь в кинотеатре «Родина», в другие нас просто не пускали из-за возраста. Не рубить правду в лицо, быть гибче, мне кажется, эти установки как нельзя лучше характеризуют молодежь 90-х и нулевых. Они часто не знают, что такое чувство собственного достоинства, личное пространство и свобода, хотя росли уже в ориентированное на эго время. Парадоксально, но отлично понимают это как раз те, кто рос как бы в несвободное время, где все было коллективным. Сегодня все, как заметил один из пацанов 80-х, намного циничнее. Лицемерия за 30 лет стало больше. Вот в чем наше сближение с Западом, где всегда слишком уж тонка была линия между политкорректностью и ложью. Росшие тогда, несмотря на свою сдруженность и скученность, оказывается, могут уволить друга за дело из дружеского же бизнеса и продолжить общение после этого, остаться людьми без зла и претензий друг к другу. Из истории вопроса Законы пацанские были жестоки, но вполне справедливы. Настоящий пацан не должен был никогда и ни при каких обстоятельствах отмечаться (платить) кому бы то ни было, это считалось впадлу. Он не уважал красную (советскую) власть. Честь для него была превыше всего. Никогда не включал заднюю (не отступал, не трусил), не сдавал ментам, учителям, родителям, шел за себя и друга до конца – тот, кто хоть раз струсил, становился «чертом» или «бычарой». Пацан мог выпить, курнуть, подраться, при необходимости применить оружие. Употреблять алкоголь и курить шмаль, солому (траву) начинали лет в 13-15. Чтобы подчеркнуть высокий статус пацана, часто добавляли прилагательные: настоящий четкий серьезный реальный правильный конкретный ровный здравый Официальные власти существование подростковых группировок не признавали. Силами школьников, студентов и рабочих Алма-Аты были созданы команды «Ганимед» и «Заман», которые взяли на себя задачу в обход властей, своими силами наводить порядок в городе, противостоя беспределу подростковых группировок. Бригады «мстителей» имели собственную символику. Логотип «Ганимеда», например, изображал меч с крыльями, что значило – возмездие приходит неожиданно. Из статьи Евгении Доцук «Пацаны», 1987 год: «…На одной из праздничных дискотек в школе N 54 был убит старшеклассник Дима Ч. Суд сурово наказал ученика школы N 41 С. На первый взгляд, в совершенном убийстве нет логики. Но «пацаны» все объясняют просто – столкнулись «Дерибас» и «Золотая орда». «...12 ноября 1986 года ученик школы N 41 Миша Н. шел по территории «Крепости» в районе парка имени Горького. Установив, что Миша «дерибасовский», «хозяева» жестоко избили и ограбили его. Назначен суд. Нет сомнения, что он разберется во всем объективно и виновные понесут наказание. Но не сомневаюсь также и в том, что слов «Крепость» и «Дерибас» опять не будет упомянуто». «...Повесился ученик школы N 120. Прокуратура пытается разобраться в причинах самоубийства, которое не поддается никакой здоровой логике. Не могу утверждать, что именно послужило поводом для страшного решения. Но «пацаны» говорят, будто мальчика «поставили на счетчик», а он не смог его снять». В 90-е власть в городе постепенно захватили приезжие банды. Иллюстратор Мария Дроздова Источник: www.esquire.kz
  6. А это статья про пацанов с одноименным назхванием, которую написала замечательная журналистка газеты "Ленинская смена" того времени Евгения Доцук. К сожалению, безвременно ушедшая в 2006 году. Пацаны... № 210 (16112) от 08.11.2006 Е. ДОЦУК, спец. корр. "Ленинской смены", Алматы ("Ленинская смена",10 февраля 1987 г.) Сегодня 40 дней, как с нами нет Евгении Доцук - журналиста, общественного деятеля, предпринимателя. Считается, что за это время душа ушедшего человека окончательно покидает грешную землю и воспаряет в бесконечную и вечную божественно-духовную высь. И по стародавнему обычаю сегодня мы помянем и простимся с нашей коллегой - воспитанницей "Ленсмены" - "Экспресса К". Но память о Жене остается и останется с нами. Отдавая ей дань, сегодня мы перепечатываем с уже пожелтевших от времени страниц нашей газеты два, пожалуй, самых известных очерка Доцук. А также информируем читателей и общественность о деталях учрежденной "Экспрессом К" ежегодной премии имени Евгении Доцук. Ей это уже вряд ли надо - там, куда уходят души, иные ценности... Но это, по нашему мнению, надо живущим и грядущим поколениям журналистов. Существует две карты Алма-Аты. Та, где подробно отмечены проспекты и площади, театры, музеи, дворцы, школы. На второй - "неофициальный" срез жизни города. Эта вторая карта сложилась стихийно. "Золотая орда", "Салем", "Драм", "Покер", "Дос" и десятки других групп, или "банд", как называют они сами себя, поделили город на зоны владения. "Дерибасу" и "Крепости" сегодня уже больше четверти века. "Коктем" готовится отметить восемнадцатилетие. Никто не знает об их праздниках, юбилеях, торжествах и традициях - об их тайном, но очень активном существовании. И не в силу какой-то особой конспирации. Просто никого никогда за двадцатипятилетний период не настораживал сам факт существования таких групп, никто не сделал попытки заняться серьезным изучением этого скрытого, глубинного аспекта жизни некоторой части молодежной столицы. Материал для этих заметок собирался два года. В их основу положены многочисленные встречи и беседы с бывшими и нынешними членами "банд", с теми, кто, осознав социальную опасность существования группировок, пытается сегодня выйти из них и готов оказать всяческую помощь для ликвидации этих так называемых неформальных объединений. Разговаривала я и с ребятами, которые не мыслят своего существования и вне "банды". В материале не будет названо фамилий. Я пообещала ребятам не делать этого, факт общения с корреспондентом представляет риск для тех, кто решился нарушить законы, установленные в "бандах". Из разговоров с Юрой. - Твое мнение, почему так распространилась наркомания? - Она у нас в городе вплотную связана с существованием "банд". - То есть? - Старые серьезные "банды" имеют своих поставщиков, или "гонцов", свои железные связи с Чуйской долиной, с другими зонами, где растет мак, конопля. Слабые "банды" в основном побираются у сильных. Быть наркоманом в одиночку - трудно. - Какие группы считаются сильными? - "Крепость" - в районе парка имени Горького, "Дерибас" - школа NN 41, "Драм" - вокруг театра Лермонтова, там собираются ребята из 120-й школы. "Салем" - школа NN 56. Но наркотики нетрудно купить и на базаре, нужно только понимать знаки. А там и "афганочка", и индийская, и чуйская анаша. Цены, кстати, у нас дешевые, московские наркоманы нам завидуют. У пацанов считается за гордость употребление наркотиков. - Ты сам покупал, пробовал курить? - Можно не отвечать? - А почему - "банды" ? Когда-то эти группировки назывались не так зловеще - "конторами"? - Любой пацан посмеется над вами, если скажете при нем "контора". Уже давно это слово забыто. "Банда" - звучит солиднее. Но если режет слух - можете называть "командами". Слово "пацан" среди них имеет совсем иное значение, чем то, к которому мы привыкли. Звание "пацана" нужно заслужить. Только "пацаны" являются членами "банд". Стать "пацаном" и продержаться в этом звании непросто. К нему предъявляются серьезные требования, и чтобы выполнить то, что ставит в обязанность своему "пацану" "банда", нужно обладать и безрассудством, и силой, и отчаянной храбростью. Сами ребята говорят о том, что законы и мораль у них - навыворотку общепринятым. Если смелость - то она должна быть хитрой и изворотливой, защитить девушку, или, как здесь говорят, "предъявить" за нее, считается позором, за такой поступок бывшего "пацана" группа "опускает в быки", ставит на колени. Любви не существует, любовь презирается, "девчонки" (то есть - свои, надежные, которые "не сдадут") ходят только с "пацанами", легко меняются партнерами. Из разговора с Мишей. - У тебя есть девушка? - Была бы одна, было бы легче. С ними не разберешься - где "девчонка", где "крыса", где девочка. Вдруг за "крысу" предъявишь? Сразу с "пацанов" слетишь. - Что значит "девочка" и "крыса"? - Девочка - отличница, комсомолка, маменькина дочка. "Крыса" - это все, хуже некуда. Хотя многие из них себя за "девчонок" ставят. - "Девчонки" тоже входят в состав "банд"? - Да. Но есть у них и свои группы. Слышали? "Голден герлс" - золотые девочки. "Черные лисы", "Нейтралочки", "Сестры Салема". - Чем они занимаются? - Тем же, чем "пацаны". Дерутся, весело отдыхают, "ставят на счетчик", ходят в бары, "травку" покуривают, "прикидкой" интересуются. "Поставить на счетчик" - одно из основных дел любой группы. Естественно, "банда" постоянно нуждается в деньгах. А в ее составе в основном школьники - седьмой, восьмой классы, так называемые "младшаки", девятый, десятый - "старшаки". Есть и "старики" - кто отслужил в армии, студенты, а также те, что отбыли срок изоляции от общества, а ныне не работают. Деньги нужны для того, чтобы хорошо отдохнуть, купить наркотики, организовать застолье. "Ставят на счетчик" обычно человека из другой "банды". Ему назначают сумму, которую он должен достать. Если в указанные сроки денег нет - "счетчик" накручивает проценты, которые выливаются в солидные цифры. Случается, что "старики" ставят на счетчик "младшаков" из своей же группы, чтобы проверить - "пацаны" они или так себе. "Снять счетчик" можно или расплатившись, что является позором для "пацана", или поднять свою "банду" на драку, на "баклан", как они говорят. На драку должен подняться любой "пацан" - это его обязанность, долг как члена "банды". Если хоть однажды он откажется принять участие в разборе - его "опускают в быки". Ребята признавались, как надоели эти драки, постоянный страх нарваться на милицию. Ведь дерутся не просто несколько человек. Условия "баклана" оговариваются заранее - место, оружие, количество участников. Бывает, конечно, что конфликт, возникший между разными группами, регулируется мирным путем - договариваются "старики", но если переговоры неудачны, драка получается жестокой. Ребята рассказывали о крупных драках, в которых участвовали десятки подростков. Не так давно, к примеру, на Ботаническом бульваре дрался "Коктем" - остановилось даже движение машин. Правда, милиция опоздала. Драки обычно проходят быстро. "Риск, граничащий с безумием" - особо престижный поступок "банды", поднимающий ее значимость среди других групп. Они считают, что "банды", во-первых, нужны "пацанам" для общения. Кроме того, эти группировки - надежное средство коллективной самообороны. Знаешь, что если тебя обидят - за тобой стоят товарищи, от этого у "пацанов" есть чувство уверенности, да и средства к существованию в составе "банды" добыть гораздо легче, чем в одиночку. Кроме "счетчика", есть у групп и еще один промысел. Так называемая "прикидка". Где-нибудь в баре, на улице высматривают модно одетого ("прикинутого") подростка и, как они выражаются, "обкатывают" его, иными словами, грабят. Есть более "вежливый" способ. Без ссоры, без драки. Жертве грабежа просто говорят: "Потаскаем?" Из этого вопроса нужно сделать выводы, что самое лучшее в этой ситуации - снять кроссовки, джинсы, пальто, куртку - то, что приглянулось "пацанам". Если он тоже является "пацаном", но из другой "банды", должен поднять своих и посчитаться за оскорбление, вернуть отнятые вещи. Если же ограблен не "пацан", а просто обыкновенный школьник, по их словам, "мальчик", вещи остаются во владении "банды". Есть тут и еще один хитрый способ добычи денежных средств. Если снятая вещь относительно нова, сын приносит ее домой и обманутые родители покупают для него остромодные кроссовки или штаны, выкладывая хорошую сумму. Уловка эта срабатывает надежно. Таким образом, двойной доход. Из разговора с Вадиком. - Трудно ли выйти из "банды"? - Из зрелой - да. - Правда, что в некоторых "бандах" есть оружие? - Да, в основном самодельные пистолеты. - Можно отличить "пацана" от обычного школьника? - Я могу. Он самоуверен, держится наглее и смелее, да и речь совсем другая. - Кто становится членом "банды"? - Их присматривают в основном "старики". Берут самых отчаянных, тех, кто может твердо держать слово "пацана". Но в центровке "банд" - в "Салеме", "Драме", "Досах", "Вигваме" - стараются прописать в "пацаны" побольше детей высокопоставленных родителей - на случай того, чтобы от милиции отмазали. В "Параноиде", "Коктеме", "Слепых дворах" - честнее, там звание "пацана" поступками нужно заслужить. - Наверное, обидно бывает, когда за одно дело кого-то судят, а другой чистым выходит, потому что родители подстраховали? Ведь это тоже социальная несправедливость. - Обидно, конечно. Но ведь "пацан" в этом не виноват. Он бы отсидел, дело в родителях. - Какой поступок не прощается настоящему "пацану"? - Если он при любых обстоятельствах хоть кого-нибудь сдаст милиции, родителям или учителям. - Даже если его избили и ограбили? - Конечно, за это должен посчитаться сам. - Каковы отношения "банд" и милиции? - Многие "пацаны" сидят за разные дела, многие уже вернулись с отсидки, но это никогда не связывают с существованием "банд". Про то, что такие группировки есть, милиция, по-моему, знает. Но всерьез к этому не относится. - А родители не догадываются? - Нет-нет. Если б узнали, "банды" зашатались бы. Родителей многие "пацаны" боятся и уважают. Среди "пацанов" принято - первый тост за родителей. - Но ты же против "банд"? - Я против наркомании. - А не пытался помочь милиции? - Даже приходил в Московский и Фрунзенский РОВД, но там - тишина. Больше, конечно, не пойду. Отношение органов охраны правопорядка с этими группировками можно отнести, пожалуй, к разряду парадоксов. То, что прекрасно известно любому школьнику города, до сих пор не получило официального признания. До сих пор органы милиции настаивают, что таких объединений: не существует, "не существует", даже несмотря на то, что год назад сотрудники политотдела Министерства внутренних дел Булат Каспанов и Эдуард Утепов занимались этими группировками и политотдел официально информировал высокие инстанции о существовании "банд" в городе. Эту информацию, увы, не рассматривали серьезно ни на каком уровне. Просто было решено считать, что группировки "не представляют социальной опасности". Но вот несколько историй, случившихся в городе в последние годы. ...6 ноября 1984 года ученики школы NN 12 Ержан, Гани, Адилет, Жандарбек пошли в "Детский мир" покупать куртку. На территории детского магазина их встретила подвыпившая компания. - Это кто - "Дос"? - А вы - "Вигвам"? Установив, что на территорию "Вигвама" (район школы NN 39) забрели досовцы, "хозяева" потребовали деньги. Те отказались платить. Началась драка. В этой драке получил серьезное ножевое ранение Ержан. Долгое время лежал в больнице. Спустя год досовцы посчитались с "Вигвамом" крупной дракой, во время которой, по словам "пацанов", одна из сторон стреляла. Следуя законам, определенным "бандами", ни те ни другие не сказали в милиции о действительных причинах стычки, не назвали того, кто ударил ножом. Объяснили, что просто встретились с незнакомыми парнями и поссорились. ...На одной из праздничных дискотек в школе NN 54 был убит старшеклассник Дима Ч. Суд сурово наказал ученика школы NN 41 С. На первый взгляд, в совершенном убийстве нет логики. Но "пацаны" все объясняют просто - столкнулись "Дерибас" и "Золотая орда". ...12 ноября 1986 года ученик школы NN 41 Миша Н. шел по территории "Крепости" в районе парка имени Горького. Установив, что Миша - "дерибасовский", "хозяева" жестоко избили и ограбили его. Назначен суд. Нет сомнения, что он разберется во всем объективно и виновные понесут наказание. Но не сомневаюсь также и в том, что слов "Крепость" и "Дерибас" опять не будет упомянуто. ...27 марта 1985 года в половине девятого вечера в туалете Дома культуры "Кок-Тобе" при неосторожном обращении с малокалиберным самодельным пистолетом ученик школы NN 12 ("Дос") Газиз Н. произвел выстрел, в результате которого был убит А. С. Как уже говорилось, каждая солидная "банда" имеет оружие. Один из таких пистолетов я видела. Его принесли ребята из "Штатов" - "банды" школы NN 25. ...Повесился ученик школы NN 120. Прокуратура пытается разобраться в причинах самоубийства, которое не поддается никакой здоровой логике. Не могу утверждать, что именно послужило поводом для страшного решения. Но "пацаны" говорят, будто мальчика "поставили на счетчик", а он не смог его снять. Ко всему добавим употребление наркотиков, вымогательство денег, ограбления - по официальным данным, три четверти преступлений среди подростков - имущественные. Какую еще более явную "социальную опасность" должны представлять эти группировки, чтобы ими, наконец, занялись вплотную? Кроме того, уголовная статистика свидетельствует, что подавляющее число преступлений совершается подростками в составе различных групп. И если б милиция, наконец, вооружилась информацией о "бандах", это помогло бы ответить на многие вопросы, которые возникают в ходе расследований, но не находят логичных ответов. Мне было важно знать точку зрения администрации и педагогов школ на сложившееся положение. Вместе с сотрудниками политотдела МВД мы побывали в школе NN 41. Как и следовало ожидать, позиция была однозначной. Завуч: "Никогда ни о каком "Дерибасе" не слышала. Ничего подобного не видела". Директор: "Никакого "Дерибаса" нет, есть просто отдельные нарушители дисциплины". Выйдя из кабинета директора, мы остановили первого попавшегося пятиклассника и спросили о "Дерибасе". Он без запинки доложил все, что знал о "банде". Давайте думать, кому выгодно не видеть, не признавать, закрывать глаза. Сколько горьких уроков мы уже пережили из-за этого... Да, конечно, гороно не похвалит никакую школу за то, что по ее коридорам бродят некто из таинственных "банд". Ясно, что и органам милиции не запишутся положительные очки за то, что в течение четверти века не насторожились и не рассмотрели эти группировки или списали их существование за счет подростковых игр. Хотя, конечно, для кого-то из "пацанов" это действительно похоже на отчаянную игру - особенно для тех, кому четырнадцать или пятнадцать. Но эти "игры" заканчиваются чаще всего скамьей подсудимых, серьезными травмами, пристрастием к наркотикам. А время идет. С каждым годом явление усложняется, ведь это запущенная болезнь. Новые и новые подростки с гордостью называют себя "пацанами". Из разговора с Муратом. - Что можно противопоставить "бандам"? - Комсомол - вряд ли. Наши в основном не вступают. Разве для того, чтобы в институт легче было пройти. "Комсюков" не уважаем. - Почему ты не оставишь "банду"? - Трудно сказать, там мои друзья, мне там интересно. Хотя понимаю, что все мы ходим по лезвию ножа. Тем временем кто-то рапортует о росте комсомольских рядов, о неформальных комсомольских собраниях, об открытии новых спортивных кружков и секций, о развитии художественной самодеятельности. А на той, второй карте нашего города, появляются и появляются таинственные для взрослых названия: "Багдад" (школа NN 18), "Квадрат", "Клан", "Новый свет", "Компот", "СПЧ", все новые и новые "команды". Пока взрослые сидят сложа руки, ребята сами пытаются что-то выставить против "банд". На днях познакомилась с парнями из "команды", возникшей в городе не так давно. "Ганимед". Под этим символом объединились школьники, студенты, рабочие. Они взяли на себя сложную задачу - своими силами вести борьбу с негативными группировками, наводить порядок в городе. Но средства у них, скажем так, незаконные. Вылавливают кого-то из "банд" и кулаками внушают правила поведения в обществе. Их символ - меч с крыльями - предупреждает, что "Ганимед" всегда приходит неожиданно, туда, где нуждаются в помощи, где кого-то обидели, где может случиться акт социальной несправедливости. - Почему вы не объединитесь с милицией, чтобы действовать в соответствии с законом? - спросила их. - Милиция и закон, на наш взгляд, вещи разные, - ответил Сережа. Они попросили меня не "рассекречивать" их дела и места встреч. Боятся, что "Ганимедом" заинтересуются комсомольские работники. Оформят все дело в какой-нибудь "клуб", заставят написать списки участников и станут руководить. Они мечтают сохранить дух романтики и истинной гражданственности, которые царят сейчас в "Ганимеде". Видимо, есть еще какое-то объединение ребят, которое пока остается тайным для взрослых, но уже начало действовать. Такие выходы для проявления своей гражданской позиции находят подростки. Безусловно, какие-то их шаги будут ошибочны, утверждение справедливости кулаками едва ли увенчается успехом. Но эти ребята - те самые патриоты города, помощь которых сейчас необходима, которые в отличие от множества комсомольских работников и милиции знают все проблемы изнутри, знают по именам главарей многих "банд", знают их слабые и сильные стороны. Я только очень боюсь, что с ними может произойти то же самое, что случилось когда-то с "Гринабелем", бесстрашным легионом, который по духу был во многом похож на "Ганимед". "Гринабель" возник двадцать лет назад. Тогда в Павлодаре работал первый секретарь обкома комсомола Сергей Литвиненко. Те, кто был в то время в комсомольском возрасте, говорят, что такого неформального комсомольского лидера встречать больше не приходилось. Двадцать лет назад он предлагал, по сути, реформу работы комитетов комсомола, призывал не сидеть в кабинетах, а идти туда, где у ребят есть нерешенные проблемы, вникать в то, что кажется непонятным, таинственным. Он утверждал это свое мнение созданием "Гринабеля" - романтику Грина, помноженную на мужество советского разведчика Абеля, они положили в основу легиона. Легион был противопоставлен улице, которая засасывала подростков хулиганством и уголовщиной. Лидера "Гринабеля" искал Сергей Литвиненко долго. Нужен был такой человек, который сам прошел через "улицу", знал все, чем опасна и чревата она для ребят. Долгие поиски увенчались успехом. Обком комсомола написал ходатайство о помиловании некоего Виталия Еремина, который отбывал срок наказания в исправительно-трудовой колонии. Была внимательно изучена его биография, администрация колонии дала Виталию самые лучшие характеристики. Еремин был помилован. Он и возглавил "Гринабель". Легион стал альтернативой улице, он жил ее жизнью, но утверждал свои идеалы. Виталий был не просто руководителем - он был вожаком, его ребята боролись за порядок и справедливость. На их сторону переходили те, кто до этого предпочитал коротать время в подворотне. Увы, тогдашнее комсомольское руководство испугалось такого рода неформальных ходов, усмотрело в слове "легион" нечто антиобщественное. Начались проверки, бесчисленные объяснительные. Но работу "Гринабеля" проверить привычным способом "просмотра документации" было невозможно. И легион разогнали. На всякий случай. Сергей уехал в Москву, защитил диссертацию. Сергей Филиппович возглавляет солидную организацию. Вместе с ними работает и Виталий Аркадьевич Еремин, не так давно он выпустил книгу о воспитании "трудных" подростков. До сих пор с трепетом вспоминают "Гринабель" те, кто знал о нем. К чему рассказала эту историю? К тому, что опасаюсь, как бы опять не затянуло паутиной формализма добрые ростки. Как бы не стали в комитетах комсомола составлять списки "банд" и закреплять за ними "ответственных" комсомольских работников. Как бы не пытались превратить "Ганимед" в нечто вроде ДНД. Необходимо сохранить для ребят дух романтики. Противопоставить их романтику бесстрашия и патриотизма той уголовной, которой живут "банды". Нужен лидер. Не отчищенный, "анкетный", без сучка и задоринки, а такой, кто сможет противостоять главарям "банд". ...Два года назад на "неофициальной" карте нашего города появился "Ганимед". Недавно в его ряд встала еще одна "команда" - "Заман", тоже решившая вести борьбу с "бандами". К ним должны подключиться взрослые. Но принести с собой не привычные инструкции и заготовленные загодя нотации, а искреннюю готовность разобраться, понять и помочь. Источник: old.express-k.kz
  7. Гимназия № 25 им. И. Есенберлина Школа № 25 была построена в 1937-м. Она располагалась на улице Дзержинского, ныне Наурызбай батыра. Напротив находилось здание КГБ и милицейский стадион «Динамо». Неудивительно, что в таком окружении школа первоначально была названа именем Ежова, однако после ареста опального руководителя НКВД она получила имя Феликса Эдмундовича Дзержинского и носила его вплоть до 90-х годов. Во дворе школы даже стоял памятник знаменитому чекисту, за которым старательно ухаживали ученики школы. Об интересной истории 25-й школы и ее знаменитых выпускниках рассказывает 90-летняя Серафима Филатовна Никонова, работавшая в ней учителем истории с 1950 года. — Я с отличием окончила историко-филологический факультет и могла пойти в аспирантуру или работать в партшколе. Однако в биографии у меня был один пункт — дочь раскулаченного — и поэтому путь туда был закрыт. Мне предложили работать в одной из городских школ, и выбор пал на 25-ю. Тогда это была одна из элитарных школ с очень высоким уровнем обучения. Школа № 25, 50-е годы — Когда я пришла сюда, школа была мужской. Нравы здесь царили достаточно суровые. На первом же уроке ученики подбросили мне в стол дохлую мышь. Позже мы с ними подружились. Почти с самого основания школа приобрела языковой уклон. С 1964 года началось углубленное изучение французского языка. При 25-й школе появилась целая французская кафедра. В результате ее ученики регулярно побеждали на городских и республиканских олимпиадах по этому предмету. Преподавался здесь и такой экзотический предмет, как китайский язык. — Когда открыли 12-ю школу, у нас забрали многих учителей английского. Тогда мы были вынуждены ввести китайский, как второй иностранный. Наверное, мы были единственной школой в городе, где учили этот язык. Преподавала его Сусана Исифовна, много лет прожившая в Китае. Помню, ей приходилось очень тяжело, потому что никто не хотел учить китайский. В итоге, когда этот выпуск поступал в университет, им записали, что иностранный язык абитуриенты не изучали, так как там не было таких преподавателей. Мы добились, чтобы им все таки отметили изучение иностранного языка, ведь они же были не виноваты, что попали в «китайскую» группу. Ученики и учителя долгое время ощущали влияние органов внутренних дел. МВД взяло шефство над этим учебным заведением, оказывая ему различную помощь, сотрудники органов приходили сюда проводить беседы и разъяснительную работу, а среди учащихся было немало детей сотрудников и даже руководителей милиции и КГБ. На стадионе «Динамо» Школа считалась спортивной. Здесь действовали сильные секции легкой атлетики и гимнастики. Многие выпускники добились больших успехов в этих видах спорта. Ученики часто занимались на расположенном неподалеку стадионе «Динамо». В школе существовали классы, где создавались все условия для занятий различными спортивными дисциплинами. В актовом зале школы, рассчитанном на 100 человек, и во внутреннем дворе периодически проводились довольно масштабные мероприятия и открытые уроки. На них собиралось до нескольких сотен человек. Преподаватели школы № 25 — Среди нашего коллектива было много представителей еврейской диаспоры. Это были замечательные, очень образованные учителя и настоящие профессионалы, например, Елена Михайловна Блиндер, Анна Борисовна Игдал и бывший директор Адольф Евсеевич Селицкий. Они полностью подтверждали мнение о представителях этой нации, как об очень умных людях. Естественно, и среди учащихся также было много евреев. Нашу школу в шутку называли еврейской. Среди выпускников школы было немало знаменитых политиков, бизнесменов, врачей, деятелей науки и искусства. Это такие личности, как известный банкир Даулет Сембаев, один из ведущих пульмонологов страны Абай Байгенжин, музыковед Анатолий Кельберг, лидер партии ЛДПР Владимир Жириновский и председатель Сената Парламента РК Касым-Жомарт Токаев. Серафима Филатовна обучала многих из них. Она помнит почти каждого своего выпускника. Встреча выпускников школы № 25 1964 года. На фото сверху в центре Владимир Жириновский. — Я хорошо запомнила выпуск 64 года. Между собой преподаватели называли их «жириновцами», ведь именно в том году Владимир Вольфович закончил школу. Среди его одноклассников было и много других выдающихся людей. Он никогда не считался лидером в классе, но был очень говорливым. Являлся активным участником клуба политических дискуссий, был очень убедительным и всегда умел доказать свою точку зрения. При этом никогда не хамил и не оскорблял своих учителей или опонентов. Я называла его борцом за справедливость. Отличником он не был, но учился неплохо. Это был активный подросток с густой рыжей шевелюрой. Одноклассники и учителя называли его Вовчиком. Позже, уже после поступления в вуз, он написал мне в письме, что лучше других предметов сдал на экзаменах историю. Во время каждого своего приезда в Алматы приглашал на встречи, говоря, что я была его любимой учительницей. В одном классе с Жириновским учился известный хирург, доктор медицинских наук Юрий Аношин. Он с детства был очень умным и харизматичным человеком. — Еще у меня учился бывший министр иностранных дел и председатель Сената Касым-Жомарт Токаев. Он запомнился очень красивым юношей, пользовался успехом у девушек. Это был интеллигентный молодой человек. Учился хорошо, был активистом, и я еще в то время знала, что он станет выдающейся личностью. В школе сохранилось письмо комсомольцев в будущее, в 2017 год. Там стоит и его подпись, — вспоминает Серафима Никонова. Встреча одноклассников Владимира Жириновского — Наши выпускники, даже самые известные из них, часто приезжают в родную школу. У нас регулярно проходят встречи бывших одноклассников, на которые также приглашают и преподавателей. Наши ученики с гордостью говорят: «Мы — выпускники 25-й». Остальное здесь (а то модераторы скажут, что слишком много): www.voxpopuli.kz
  8. И еще в продолжение книги и фильма про мой родной город. Это я давно хотела выставить, тоже то забывала, то времени не было. Про те самые центральные или, по-нашему, как в то время называли центровые, блатные, где учились дети высокопоставленных чиновников, директоров, профессоров, дипломатов и пр., пр. категории советских работников. В фильме, скорее всего, речь шла о школе № 56. Это самая самая крутая школа была в то время, потому что она находилась в самом центре и, именно, возле знаменитой Тулебайки (ул.Тулебаева), где жили те самые цэковские и правительственные работники. В ней учился мой двоюродный братик, про которого я тоже рассказывала в своем дневнике. Так хочется его снова увидеть маленьким с пухлыми щечками, ма-аленьким носиком, губками-бантиком и большими глазами с длиннющими пышными ресницами. Он закончил эту школу в 1993 году, значит в 1987 г., про который рассказывается в фильме, он был щеглом, то есть учился в четвертом классе. Эти советские выпускные фотоальбомы на память! Точно такие делали все в советское время по всему СССР. Столько ценных старых фотографий. ЛЕГЕНДАРНЫЕ ШКОЛЫ АЛМАТЫ Фото: Архивное фото К первой неделе сентября мы подготовили репортаж о четырех легендарных школах Алматы. Они были основаны еще в 20-30-е годы, их учителя и учащиеся сражались на фронтах Великой Отечественной, среди их выпускников представители политической, научной и культурной элиты нашей страны. Школа-гимназия № 56 имени К. Сатпаева Школа № 56 является одной из старейших в городе. Первое двухэтажное здание, своим фасадом выходящее на улицу Фурманова, было построено еще в 1926 году. В 1928-м школе было присвоено имя А. С. Пушкина. В 1930-м была сооружена трехэтажная пристройка, а в 67-м построено новое здание. Главный вход в школу, обрамленный колоннами и выполненный в характерном для сталинской архитектуры тех лет стиле, является частью первоначальной постройки. Благодаря расположению в «золотом квадрате», в школу поступали дети известных культурных деятелей, политиков и ученых. Здесь обучались дети и внуки Каныша Сатпаева, Муканова, Ауэзова, сын Жамал Омаровой, дочь Бибигуль Тулегеновой. Среди известных выпускников значится и Дарига Назарбаева. В 1964 году школа была переименована в честь Сатпаева, а шефство над ней взяла Академия наук, оказывавшая учебному учреждению посильную помощь. Об атмосфере, которая царила среди учителей и учеников одной из самых элитных алматинских школ советского времени рассказывает учитель французского языка Неля Александровна Герина, проработавшая здесь не одно десятилетие. — Здесь были очень сильные учителя. Устроиться работать в эту школу было не так просто. Директора проводили настоящий отбор, выбирая только лучших, словно тренеры, создающие спортивную команду. Начиная с начальной школы здесь не было проходных преподавателей. Каждый горел своим делом. У многих были звания «отличник просвещения КазССР» или «народный учитель». Математики имели докторские степени, а литераторы были настоящими артистами. Когда я только пришла сюда, то ходила на их уроки и открывала рот от удивления. На уроке химии Школа имела физико-математический уклон, и это отражалось на процессе обучения. В старших классах число уроков математики вместе с факультативами доходило до семи-девяти в неделю. Выпускники до сих пор вспоминают таких преподавателей, как Людмила Степановна Шестакова и Дмитрий Евгеньевич Мысягин. В 56-й школе преподавателем математики долгое время работал и Архимед Искаков, позже основавший легендарную Архимедку. Выпускники школы поступали на технические спецальности в МГУ, МГИМО, Бауманское училище. Когда на экзаменах в эти вузы университетские преподаватели узнавали, где учился абитуриент, все вопросы отпадали. Таков был авторитет 56-й школы. В кабинете французского языка Несмотря на уклон в сторону технических специальностей, в 56-й не забывали и о гуманитарных предметах. Так, на высоком уровне преподавались английский и французский языки. По французскому школа конкурировала даже с 25-й, где этот предмет считался одним из профильных. Кипела и школьная жизнь вне занятий. Ученики посещали различные кружки, ставили полноценные спектакли и организовывали концерты. Спортивные команды по волейболу и баскетболу регулярно выигрывали кубки городских соревнований. — У нас происходило много интересного. Регулярно устраивали праздник песни и строя. Однажды в юбилей освобождения блокадного Ленинграда провели тематический вечер, посвященный этому событию. Школьники подготовили яркие театрализованные номера, всем зрителям раздали по 125 граммов хлеба, собственноручно испеченного учениками — норму выдачи по карточкам в самые тяжелые годы блокады. У преподавателей и родителей были слезы на глазах. Прошло уже много лет, но мы до сих пор вспоминаем это мероприятие, — рассказывает Неля Александровна. Во время отдыха в летнем лагере В 56-й школе впервые был проведен эксперимент, когда одаренных детей переводили из третьего сразу в пятый класс. В составе некоторых классов было до 25 золотых медалистов. Виктор Цой и Рашид Нугманов на съемках фильма «Игла» в Алма-Ате В 1987 году в 56-й школе произошло событие, ставшее городской легендой. Одним из выпускников был автор культовой «Иглы» Рашид Нугманов. В съемках принимал участие учитель математики Архимед Искаков. Однажды ученики, прознав, что их преподаватель работает на одной площадке с Виктором Цоем, попросили его устроить встречу со звездой советского рока. Цой легко согласился на предложение и после съемок заскочил в школу. На встрече присутствовал только класс Архимеда. Цой в течение трех часов пытался общаться с ребятами и пел для них, но те, шокированные столь неожиданным визитом легенды, не смогли выдавить ни слова. На следующий день, извинившись перед преподавателем, они попросили повторить встречу. Цой снова согласился выступить перед школьниками. — Это было удивительное событие в истории нашей школы. О приходе Цоя было объявлено заранее, и собралось около 150 человек — учителя, ученики и их родители. В течение часа музыкант играл свои песни и общался со зрителями. После этого в том кабинете мы повесили вырезки из газет и фотографии с того выступления. В 2009-м установили памятную табличку, — вспоминает Неля Александровна. Для 56-й школы характерна преемственность поколений. Многие ее ученики отдавали туда своих детей, а затем и внуков. Одним из директоров школы была ее бывшая ученица. — Так как нас курировала Академия наук, мы с учениками часто ездили в походы и экспедиции. Один из преподавателей возил свой класс на раскопки города Отрар. Учителя регулярно организовывали турпоездки. Одно время у школы даже был свой летний лагерь на берегу Иссык-Куля. Другой преподаватель 56-й школы, Наталья Александровна Попова, проработавшая в ней с 1981 года, вспоминает, какие необычные отношения складывались между учителем и его подопечными. — Я пришла сюда из 33-й школы. Несмотря на то, что до этого уже семь лет проработала в Медеуском районе, администрация еще присматривалась ко мне, прежде чем окончательно принять меня на работу. Однако самый большой экзамен мне устроили ученики. Однажды захожу в класс, а один из учеников, Бопеш Жандаев, позже ставший известным казахстанским актером, с ходу спрашивает: «Расскажите, как образовалась земля?» Пришлось выкручиваться, импровизировать и отвечать. Уровень знаний у учеников был очень высок. Не только они обучались у меня, но я и сама чему-то училась у них. В нашей школе, как сейчас говорят, учились дети элиты нашей страны. Несмотря на это, ученики и их родители проявляли скромность и уважали преподавателей. Никто не старался выделиться за счет громкой фамилии. Иногда о том, что учила сына или дочку министра или руководителя обкома, я узнавала лишь на выпускном, когда встречалась с родителями. У меня учился внук Колбина. Водитель специально оставлял его подальше от школы, чтобы не смущать одноклассников. Мальчик ничем не выделялся среди других, а его дед в то время был ни много ни мало руководителем республики. Заходила ко мне и супруга Назарбаева. Сара Алпысовна сдавала партийные взносы, а я как раз была руководителем парткома школы. Она забегала ко мне, здоровалась, спрашивала о дочери, иногда коротко беседовала о бытовых вещах. Никакого высокомерия не было.
  9. Спасибо, Тико джан ))) Я же говорю полнейшее идиотство инвестировать в зарубежный банк, да и еще где - в Азербайджане! Своих банков мало что ли?! Ну или хотя бы выбрали более надежный в более развитой цивилизованной стране. Кто-то явно поработал на пользу этой страны в правительстве. Будут знать по чем фунт лиха, только в первую очередь, конечно, страдают обычные люди, граждане страны, которые пашут, чтобы получать затем пенсию.
  10. Ара, огромное спасибо за столь интересную и ценную статью Гурского о нашем герое Момыш-Улы, которого не хотят признавать российские власти! )) Не зря мне нравился Фидель Кастро, хоть его осуждали за "коммунистический" строй в стране, при котором все живут в нищете. Очень приятно это слышать, что его поразил из всех героев именно наш казах. Представляю, как были обескуражены россияне. В википедии информацию про эту дивизию явно писал русский националист, который по указке сверху назвал участие наших земляков-казахов и, особенно, Момыш-Улы мифом! Когда я прочитала несколько лет тому назад о том, что русские не признают участия казахстанцев в защите г.Москвы, я была потрясена и разгневана.
  11. В той манере как вы ответили на мое предположение о пулемете НСВ обычно отвечают с иронией, типо, ну да, кайот сербский тоже пулемет, что означает отрицательный ответ ))) Поэтому я подумала, что не угадала и привела в пример другое НСВП - насосная станция второго подъема, которая, разумеется, не могла иметь отношения к войне в Сирии. Отсюда мой ответ: "Ну не насосная же станция".
  12. В продолжение книги Арсена Баянова "Неформальная Алма-Ата", которая начинается на этой странице этой темы, я выставляю новый фильм режиссера Акана Сатаева (который снял фильмы "Рэкитир", "Рэкитир 2" и др. известные фильмы, которые я загружу позже в этой теме, а в не в киношедеврах, даже если там есть фильмы без наград, просто как достояние страны) "Районы" про времена моей молодости. В смысле, там речь идет о пацанах, вернее парнях-школьниках, ну а я просто была свидетелем и иногда невольным участником такой жизни, потому что она такая была. Все это подробно объяснил в книге Арсен. Фильм, может, и слабый в техническом смысле, в основном, операторская работа и др., но он именно для моих земляков и ровесников, чтобы вспомнить то время, а молодым показать прошлое. Только это один из редких случаев, такого прям криминала я не видела. По крайней мере, я общалась и дружила с теми, кто не занимался кражами, продажей наркоты и другими преступлениями. Они были обычные ребята, только мажоры, то есть из обеспеченных семей, у них все было. Да, дрались стенка на стенку, раз на раз, курили траву и выпивали из горла вино. Это все, также, описано в книге. Сидели мы именно на Театралке (так называли тот самый сквер возле театра, где было то самое кафе "Театральное", про которое я вам тоже рассказывала). Я не буду судить строго по игру актеров и все остальное, меня интересовала только картинка воспоминаний. Но не могу сказать, что фильм совсем не удался. Теперь о речи. Там употреблено много криминальной фени, на которой пацаны не разговаривали. У нас были молодежные жаргоны, а тем более таких современных в то время еще не было: Рамсовать (не было такого выражения тогда). У нас говорили быковать, то есть злиться, наезжать на кого-то и др. Накатить, то есть выпить. У нас не было такого, а было просто напросто слово - бухнуть, бухать. Менжоваться, тоже не было. В то время употребляли кипишиться, то есть беспокоиться, волноваться, ну или кипиш наводить, то же самое - только посильнее эмоции: страху нагонять, разборки устраивать. Бузаниться, вообще, первый раз слышу такое слово. У нас говорили тогда кумариться, то есть ловить кайф. Слово взорвать косяк, тоже не употреблялся. Просто курнуть, дунуть и др. Еше одна ошибка - это дипломаты. Таких современных не было в то время, как он открывался в фильме. Отстегнул только две верхние кнопки, типо клапана. В наше время были не кейсы, а именно дипломаты, которые открывались как обыкновенные чемоданчики - полностью откидывалась верхняя крышка, и внутри нее были два-три кармана, а также ремешки для ручек и др. Фильм "Районы"
  13. Так, все-таки, нет? Ну не насосная станция второго приема же ))))