Celtic

Amateurs
  • Количество публикаций

    723
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Neutral

О Celtic

  • Звание
    Յարութիւն
  • День рождения 21.01.1983
  1. Упразднение первой республики, провозглашение Советской власти. Линию мусаватистского руководства Азербайджана на территориальную экспансию, при активной поддержке руководства Турции в лице Кемаля Ататюрка, продолжил и советизированный 28 апреля 1920 г. Азербайджан, начавший свою внешнеполитическую деятельность с претензий на армянские земли - Карабах, Зангезур, Нахиджеван. 30 апреля азербайджанское правительство послало в Ереван ноту-ультиматум с требованием в трехдневный срок очистить территории Карабаха и Зангезура. В ответ на ноту азербайджанского правительства, правительство Армении 1 мая 1920 г. сообщало в Баку и Москву: «Армянских войск нигде на территории Азербайджана не имеется, наоборот, войска бекского и мусаватского правительства находятся в оспаривавшемся армянском Карабахе, где еще недавно происходили избиения армянского населения и сжигали села и города». Оно предлагало азербайджанскому правительству вывести войска из пределов Карабаха, просило правительство Советской России послать в Карабах нейтральную комиссию для выяснения истинного положения дел. Территориальные вопросы обсуждались в Москве в мае-июле 1920 г. между делегацией Армении, руководимой Левоном Шантом, и руководством Наркомата иностранных дел России - Чичериным и Караханом. В Москве находились также делегации кемалистской Турции и советского Азербайджана, которые всячески препятствовали нормальному ходу русско-армянских переговоров. Представители Азербайджана умело использовали факт подавления майского большевистского восстания в Армении, ареста его участников и расстрела большевистских руководителей. «Азербайджанское правительство заявило претензии на Карабах, Зангезур и Шарур-Даралагязский уезд вместе с Нахичеваном, Ордубадом и Джульфой. Большая часть этих местностей находится фактически в руках Армянской республики», - сообщал Чичерин Ленину. Чичерин считал, что для захвата этих местностей «посылка татарских частей против армян абсолютно неприемлема». Он предлагал временно подчинить эти области российской власти, «впредь до такого момента, когда наступит более благоприятная политическая конъюнктура». Русско-армянские переговоры в Москве провалились. Вместе с тем, 10 августа в Тифлисе уполномоченными правительств было подписано соглашение, по которому русские войска должны были занять «спорные территории» - Карабах, Зангезур, Нахиджеван. Окончательное решение вопроса откладывалось до подписания договора. 23 сентября 1920 года, без объявления войны, турецкие войска перешли в общее наступление на всем протяжении армяно-турецкой границы. Они заняли Ольты, Ардаган, Кагызман, Сарикамыш. В Армении была объявлена военная мобилизация граждан да 35 лет, был создан Комитет спасения родины, который обратился к народу с призывом встать на борьбу против захватчиков. Все политические партии выступили с призывом к объединению сил народа. Иной была позиция большевиков, которые хотели использовать момент для советизации Армении. Группа коммунистов даже считала, что Советскую власть можно установить с помощью штыков кемалистских солдат. Другая часть коммунистов осудила войну, ходатайствовала перед ЦК РКП(б) оказать воздействии на кемалистов, приостановить их наступление, провести советизацию Армении с помощью Красной Армии. Сама же Армения к войне оказалась не готова. Не хватало сил и вооружений. Помогать Армении отказались правительства стран Антанты. Обильные обещания союзников остались обещаниями. «Солдат нам не дали и прямо заявили, что Армения должна надеяться только на собственные свои войска. Денег тоже не дали и сказали, что сами армяне должны дать деньги своему правительству», - заявил Хатисян по возвращении из Европы в конце сентября 1920 года. 25 процентов поступавших через Батуми боеприпасов, обмундирования и вооружения Грузия удерживала в свою пользу. Армянское командование на границе с Азербайджаном, в Зангезуре, Нахиджеване, Шаруре вынуждено было держать около 9000 солдат , 74 пулемета, 28 орудий. На турецком фронте стояли немногочисленные войска под командованием генералов Д. Бек-Пирумяна, Х. Араратяна, штаб главнокомандующего, генерал-лейтенанта Т. Назарбекяна находился в Ереване. Шла мобилизация добровольцев, был опубликован приказ правительства о мобилизации врачей, провизоров, фельдшеров и сестер милосердия до 45-летнего возраста. В Карсской области было объявлено военное положение, гражданская и военная власть была сосредоточена в руках командира Александропольской бригады генерал-майора Д. Бек-Пирумяна. Против малочисленных армянских сил была брошена 60-тысячная турецкая армия во главе с Карабекиром. На подступах к Карсу 5 октября в армянскими войсками было оказано упорное сопротивление туркам, наступление турецкой колонны было приостановлено. Противник потерпел поражение также в районе станции Мацра при попытке захвата железной дороги Александрополь - Ереван. Но силы были слишком неравными. Противник рвался к Карсу. Бои шли уже в самой крепости. После 4-дневных упорных боев, 31 октября Карс был сдан. Потери армян были ощутимы, только число военнопленных достигло 3 тысяч солдат. Турки угрожали Александрополю. Находясь практически в безвыходном положении, правительство Армении предложило туркам приступить к переговорам о перемирии. Перемирие было заключено 7 ноября. Турки заняли Александрополь и всю Ширакскую область. По соглашению правительства Армении с правительством Грузии грузинские войска 13 ноября временно вошли в Лорийскую нейтральную зону. 25 ноября в Александрополе начались переговоры делегаций Армении и Турции. Посредничество Советской России в переговорах турецкое правительство отклонило. Под давлением Карабекира армянская делегация была вынуждена принять турецкие условия. К Турции отходила Карсская область и Сурмалинский уезд с площадью 20,7 тыс. кв. км., а Нахиджеван, Шарур и Шахтахты объявлялись территориями, «временно находящимися под протекторатом Турции, где посредством плебисцита должна была быть установлена особая администрация». Как позднее признавал полномочный представитель РСФСР в Армении Б. Легран, - «Уже тогда, когда мы дали согласие туркам на занятие ими Сарикамыша, можно было предвидеть, что это приведет к созданию весьма тяжелых условий для Армении. Конечно, была некоторая выгода в том давлении, которое производило на дашнаков движение турок, но не было никаких оснований полагать, что их можно будет остановить там тогда, когда мы это найдем нужным. В итоге мы вынуждены были прийти к полюбовному разделу с турками Армении». 28 октября 1920 г. в Тифлисе было заключено соглашение между Советской Россией и Республикой Армении, по которому Россия безоговорочно признавала самостоятельность и независимость Армении, считала справедливым присоединение к ней областей турецкой Армении, обязывалась оказать «дружественное воздействие» на Турцию в этом вопросе, безвозмездно предоставляя Армении 2,5 млн. рублей золотом. Нахиджеван и Зангезур должны были быть переданы Армении, Армения должна была отказаться от Карабаха, согласиться на посредничество РСФСР в решении спорных с Турцией вопросов, если последняя «отведет свои войска до границы 1914 года и признает границы, определенные русско-армянским договором». Однако руководство ЦК КП(б) Азербайджана и Кавбюро ЦК РКП(б) 4 ноября выразили несогласие с подписанием такого рода договора. Против высказались Сталин, Нариманов, Орджоникидзе, о чем было сообщено в Москву. Правительство Армении во главе с А. Оганджаняном подало в отставку. Премьер-министром стал С. Врацян, правительство которого просуществовало 10 дней. 30 ноября 1920 г. представитель РСФСР в Армении Б. Легран заявил правительству Республики Армении о решении ЦК РКП(б) советизировать Армению и предложил добровольно уступить власть Ревкому Армении, который во главе российских войск уже вступил на армянскую территорию со стороны Казахского уезда. 29 ноября в Иджеване, «от имени восставших рабочих и крестьян» Ревком, созданный в Баку Кавказским крайкомом РКП(б) провозгласил Советскую власть в Армении и обратился к Ленину с просьбой оказать помощь армянскому народу Красной Армией. Поскольку армянский народ вторично оказался перед угрозой полного истребления со стороны турок, 1 декабря бюро партии Дашнакцутюн, парламентская фракция и правительство Республики Армении приняли предложение ЦК РКП(б) о советизации страны. В ночь со 2 на 3 декабря правительство Первой Республики сложило полномочия, Республика Армения стала Советской и Социалистической, Карабах и Нахиджеван, при активном посредничестве И. Сталина, были переданы Азербайджану, а Карсская область и Сурмалинский уезд, вместе с символом армянского народа - горой Арарат, остались под властью Турции.
  2. Внешняя политика Республики Армении Батумский договор не был признан ни Россией, ни союзниками Турции. В Берлине было решено созвать в Константинополе конференцию по кавказским проблемам, с участием республик Закавказья и Горской республики северного Кавказа. В Константинополь была направлена делегация правительства Армении под председательством А. Агароняна, которая прибыла в Константинополь 19 июня 1918 года, где имела встречи с великим визирем Талаатом, министрами Энвером, Джемалом, Халилом, Несими. Им был вручен акт о независимости Республики Армении и документы, свидетельствующие о тяжелом положении населения республики. Акт о независимости был вручен также послам стран - союзниц Турции - Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и нейтральных государств, в тои числе Испании, Швеции, Голландии и Ирана. Армянской делегацией был поднят вопрос о необходимости возвращения беженцев в родные места, в частности, в Карсскую область. Фарисейство и лживость Талаата и других турецких лидеров еще раз проявились при вручении армянской делегацией меморандума о независимости Армении. Передавая эти документы Халил-бею, Талаат небрежно заявил: «Они не имеют особого значения», а Энвер-паша бесстыдно заявлял, что турецкие войска на Кавказе «ведут себя совершенно корректно», следуя его приказу,. Обошел молчанием кровожадный палач Энвер и то, что в Карсском, Ардаганском Батумском округах, Ереванской, Тифлисской, Елизаветпольской, Бакинской губерниях только весной 1918 г., по неполным данным, было разрушено 370 армянских деревень, пострадало 62696 хозяйств, число беженцев только из закавказских армян доходило до полумиллиона человек. Именно в это время Карабах, Зангезур и Нахиджеван - исконно армянские земли, вопреки желанию народа и невзирая на национальный состав населения, были объявлены младотурками и мусаватистами «азербайджанскими» территориями. «Мусават - носитель азербайджанского национализма, давит на армян, пользуясь их затруднительным положением, и требует от них немедленного передела границ и уступки всего Карабаха, где армяне составляют две трети части населения.», - писала газета «Знамя труда» 1 июня 1918 года. Общность, единство Карабаха и Зангезура с Арменией, право на «естественную собственность армянского народа», на присоединение исконно армянской земли к Республике Армения досконально были доказаны в меморандуме земляческого союза Зангезура и Карабаха от 17 июня 1918 г., адресованном руководителям делегаций стран Четверного союза на мирной конференции в Константинополе. «Насильственно отрывать население Карабаха от своей родной этнической среды, лишать национальной независимости и подчинить чуждой культуре и духу власти было бы величайшей несправедливостью, которая может привести только к вечному спору и вражде между частями населения и взаимному недоверию», - подчеркивалось в меморандуме. Отмечая первостепенное значение присоединения Карабаха и Зангезура к Республике Армении, с которой они связаны «исторически и традиционно, а также идеями национального единства», авторы меморандума напоминали делегатам Четверного союза, что «иное решение этого вопроса повлечет за собой глубоко ощутимую боль этнического и материального характера». Армянский народ никогда не перестанет претендовать на свою естественную собственность, не согласится с несправедливостью в пользу мусульманского меньшинства «приносить в жертву высокие идеалы сотен тысяч армян». Единственное справедливое решение вопроса безопасности населения, его принадлежности тому или иному государству авторы меморандума видели в применении принципа «самоопределения народов», культурно-исторической самобытности». Именно этот принцип отвергался Турцией и Азербайджаном. Это подтверждают также донесения, посланные в Берлин и Вену из Закавказья германскими и австро-венгерскими дипломатическими и военными службами. «Турки хотят из Азербайджана войти в чисто армянскую провинцию Карабах и разоружить ее», - сообщал из Тифлиса в Берлин рейхсканцлеру Гертлингу руководитель германской миссии на Кавказе генерал фон Кресс Кресенштайн 4 августа 1918 года. «Турки откровенно желают присоединения Северного Кавказа, включая Дагестан, к Восточно-Кавказской мусульманской республике, которую называют здесь Азербайджаном», - сообщалось 15 июня в Берлин. В донесении в Вену, министру иностранных дел Австро-Венгрии, руководитель миссии на Кавказе фон Франкенштайн писал: «Территории, расположенные к востоку от Армении и Грузии, должны перейти к Татарской республике Азербайджан, что является абсолютным фарсом. Этот район, включая Дагестан, кроме Баку, находится в руках турок, Баку - в руках большевиков. Турки постоянно говорят об уезде Азербайджан. Во время последних гонений армян, татары соревновались с турками в своей жестокости. Это печальная картина фарисейства и варварства, которая очень далека от турецкой официальной версии». «В Нагорном Карабахе проживают 150 тысяч армян и 20 тысяч мусульман. Тем не менее, турки считают территорию азербайджанским районом. Армяне не сдадут его добровольно, с оружием в руках будут бороться и никогда не уступят Карабах» - 28 июня сообщалось министру иностранных дел Австро-Венгрии. Прибывшие в Берлин 3 июня 1918 года делегаты Армянского Национального совета развернули бурную деятельность: находясь в Берлине около 5 месяцев, делегация республики встретилась с министром иностранных дел Германии, депутатами рейхстага, послами европейских и азиатских держав, аккредитованными в Берлине, общественными и политическими деятелями. В основном ставились вопросы признания Республики Армении, приостановки продвижения турецких войск, прекращения армянских погромов, оказания Армении гуманитарной и военной помощи, возвращения на родину беженцев из Западной Армении, военнопленных, обещания гарантий безопасности для их жизни, чести, имущества. Подобные вопросы ставились и перед правительством Австро-Венгрии. Бернсдорф из Константинополя предупреждал германское правительство о бедственном положении Армении. Он писал: «Положение день ото дня ухудшается. Ответственность за гибель древнего армянского христианского народа полностью ложится на Германию и Австро-Венгрию. История не простит того, что две великие европейские державы не в состоянии, по крайней мере сегодня, решить вопрос существования целого народа, а решают этот вопрос под давлением своей азиатской союзницы». Кавказские проблемы обсуждались 6 сентября в Вене, 8 сентября - в Берлине, с участием Талаат-паши. Выяснилось стремление Турции «не иметь никогда, ни в коем случае общие границы с Россией», «с этой целью добиться создания буферных государств между Османской империей и Россией», создать с Арменией конфедерацию - звено великой Восточной федерации, о чем мечтали младотурки, заключить «сердечное соглашение». Армянский вопрос турецкие лидеры продолжали считать внутренним делом Турции. Недоумение даже у союзников вызвало то, что независимости Армении требовало турецкое государство, которое чудовищными методами душило любое стремление к свободе нетурецких народов, варварски подавляло национально-освободительное движение армян и курдов, осуществило геноцид армян, вторглось в Восточную Армению. Между тем, расчет младотурок был прост: легче было рассчитаться с независимой Арменией, чем с Арменией, находящейся под протекцией других государств. В те дни возрождение армянской государственности проявилось также в Киликии, в пламени борьбы против турецкой деспотии. Очагами сопротивления армян являлись города Мараш, Аджн, Зейтун. 4 августа 1920 года Высший Национальный совет в Адане провозгласил Киликию независимой республикой (Автономная Армения), однако она просуществовала недолго. Франко-турецким договором Киликия была отдана Турции. Вследствие вынужденного ухода французских военных сил, турки учинили новые погромы и резню. Число погибших армян в Мараше составило 12 тыс., а в Аджне - 6 тыс. человек. Младотурки рвались и на Восток: 15 сентября объединенные турецко-татарские силы ворвались в Баку, в котором была установлена советская власть и который почти четыре месяца самоотверженно защищали 18 тыс. воинов-армян. Сдаче Баку способствовал и внезапный уход английского военного контингента. Кровавые оргии продолжались три дня. Число убитых и депортированных армян достигло 50 тысяч человек. Под Красноводском были расстреляны 26 бакинских комиссаров во главе со Степаном Шаумяном. К этому времени все более отчетливой становилась победа стран Антанты в первой мировой войне. 30 октября в Мудросе было подписано перемирие с Турцией, которая обязалась отвести свои войска до границ 1914 года. 13 ноября правительство Советской России заявило об аннулировании Брестского договора 1918 года, согласно которому РСФСР была вынуждена пойти на большие территориальные уступки, в том числе на Кавказе. И хотя турецкое правительство эвакуировало войска из Баку, покидать Кавказ вооруженные силы Турции не собирались, они продолжали оставаться на Северном Кавказе, в Елизаветполе, Нахиджеване, Карсе. Армянские же делегации в Берлине, Вене и Константинополе успехов не добились. Государства Четверного союза не признавали независимости Армении, а Германия и Австро-Венгрия не воспрепятствовали линии Советской России, которая, опираясь на местные большевистские силы, стремилась включить Армению в состав РСФСР.
  3. Внутреннее положение в республике 1 августа 1918 года - в день открытия парламента республики - на торжественном заседании присутствовали руководители дипломатических миссий Ирана, Турции, Австро-Венгрии, Германии, Украины, а также военные, деятели науки и культуры, представители духовенства. Заседание открыл А. Саакян, избранный председателем парламента. Над зданием парламента был поднят трехцветный (красный, голубой, оранжевый) флаг, на площади состоялся военный парад. 3-го августа 1918 г. с программным докладом о деятельности правительства выступил премьер-министр О. Качазнуни. Главной задачей правительства премьер-министр назвал защиту жизни и имущества населения, восстановление хозяйства и дорог, создание административного аппарата, вывод турецких войск из оккупированных районов, помощь беженцам, их возвращение в свои родные места, установление границ Армении с Грузией и Азербайджаном на основе этнических принципов. Государственное строительство республики требовало вложения общих усилий всего армянства. В процесс строительства включились также армяне из Западной Армении. Состоявшийся в Ереване в феврале 1919 г. второй съезд западных армян, представлявших более 300 тыс. беженцев, принял решение о воссоединении Западной Армении с Республикой Армении. 28 мая 1919 г. правительством республики был принят «Акт о Единой и Независимой Армении». В июне были проведены выборы депутатов парламента, в ходе которых было избрано 80 депутатов. На заседании парламента с программой деятельности правительства выступил новый премьер-министр А. Хатисян. В 12-ти комиссиях велась законодательная работа. Парламентом были приняты около 300 законов, в том числе закон о государственном языке, которым был признан армянский язык. Были утверждены символы республики - флаг, герб, гимн. Гимном стала песня «Наша родина» на слова М. Налбандяна, флагом - трехцветный (красный, голубой, оранжевый). Красный цвет флага олицетворял кровь, пролитую армянами в национально-освободительной борьбе, голубой - небо Единой и Независимой Армении, оранжевый - мирный труд. Герб, созданный архитектором А. Таманяном и художником А. Коджояном, олицетворял символику истории армянской государственности древнего и средневекового периодов. Армения установила дипломатические отношения с Грузией, Азербайджаном, Англией, Болгарией, Италией, Швецией, США, Бразилией, Ираном, Финляндией, Грецией и некоторыми другими странами. При крайне тяжелом экономическом положении правительством принимались меры по восстановлению промышленности и сельского хозяйства, находившихся в глубоком кризисе и разрухе: учиненные турками грабеж и опустошение сказывались на всех сферах экономической жизни. Валовая продукция по сравнению с 1913 г. в 1919 г. сократилась в 6 раз, посевные площади - в 3 раза. Крестьяне лишились скота, не имели ни семян для посева, ни сельскохозяйственных орудий. Правительством была введена государственная монополия на продажу и распределение зерна. Для обеспечения продуктами беженцев, министерство внутренних дел из районов, не разорённых войной, налоги взимало продуктами. 1 августа 1920 г. во всей Армении была проведена подписка на заем независимости Армении. В этом важном государственном мероприятии приняли участие все слои населения. Был восстановлен участок железнодорожной линии Шахтахты-Нахиджеван-Джульфа. На этой линии работали три паровоза, 60 товарных и пять пассажирских вагонов. Она охранялась бронепоездом армянской армии. Движение часто тормозилось из-за нехватки топлива. Был принят закон о помощи нуждающимся беженцам. Им в первую очередь передавались свободные земли для обработки. Трудоспособное население постепенно было охвачено в государственной, частной, кооперативной формах собственности, в торговле, ремёслах. Велась также работа и в других сферах армянской жизни, к 1 октября 1918 г. были восстановлены 130 школ, разрушенных турецкими нашествиями. Все граждане Армении, независимо от национальности, имели полную свободу для получения образования. В 456 начальных школах обучались 40 тыс. детей, в 20 средних школах - 5200. Около 3 тысяч детей обучались в американских приютах. 30 января 1920 г. в Александрополе состоялось открытие университета. Функционировал один факультет - историко-филологический, с 290 студентами. В конце 1920 г. были открыты также юридический и физико-математический факультеты. Были основана публичная библиотека и музей этнографии, другие культурно-просветительские учреждения. Нормальному ритму жизни республики угрожали её блокада Турцией и Азербайджаном, а также внутренние беспорядки, подстрекаемые внешними силами. Опасность усиливалась сближением кемалистской Турции с Советской Россией. После ухода турок из ряда захваченных ими территорий в Закавказье, в том числе из областей Лори и Ахалкалак, в конце 1918 г. возник локальный грузино-армянский конфликт. 9-17 января 1919 г. в Тифлисе по инициативе английского командования была проведена грузино-армянская конференция, в результате которой в армянском Лорийском регионе была образована так называемая «нейтральная зона» под властью английского генерал-губернатора. Относительно же армянской области Ахалкалак было принято решение временно оставить её под грузинской властью. Английское командование диктовало и решение карабахского вопроса. Вопреки воле населения армянского Карабаха, английский полковник Шательворт 15 января 1919 г. назначил мусаватиста Хосров-бека Султанова генерал-губернатором Карабаха, включив Карабах в состав Азербайджана. Против действий английского командования и правительства Азербайджана неоднократно с нотами и заявлениями выступало правительство Армении. Управление Карабахом и Зангезуром оно поручило Зангезурско-Карабахскому районному совету, который находился в городе Горис. На Шуши двинулось войско генерал-майора Андраника, движение которого было остановлено английским командованием, потребовавшим от Андраника покинуть край. В ответ на требования английского командования о беспрекословном подчинении административной власти мусаватистского правительства, 5-й съезд представителей армянского населения Карабаха 23 апреля 1919 г. констатировал: «Азербайджан всегда выступал пособником и сообщником в осуществлявшихся Турцией зверствах в отношении армян вообще и карабахских армян в частности. Экономический бойкот, утвердившийся с приходом турецких пашей, стал государственной системой азербайджанского правительства, для подавления армян». В этих условиях, особое внимание правительство и парламент уделили реорганизации и укреплению национальной армии, которая весной 1919 г. уже освободила армянские области Карс и Нахиджеван (Нахичеван). Территория Республики Армении достигла 70 тыс. кв. км. Осенью 1919 г. Азербайджан начал агрессию против Армении в регионе Зангезура. Гарегин Нжде возглавил армянские силы, нанесшие сокрушительное поражение противнику. Уже к 1920 году армия республики состояла из четырех пехотных и одной кавалерийской бригад с двенадцатью полками, артиллерийскими батареями, пулеметными и авиационными командами, двумя бронепоездами. В армии служило около 40 тыс. солдат и офицеров, более 20 генералов. Вооружение было в основном английским и русским. Действовали мастерские по выпуску патронов и ремонту техники. Большую помощь оказывали добровольческие армии юга России.
  4. Провозглашение Республики Армении «После раздробления Закавказской республики, Армянский Национальный совет на основе тех прав, которыми его наделил армянский народ, 28 мая на своем совещании основал Армянскую Демократическую Республику», - сообщалось в обращении «Всем, всем, всем», подписанном председателем Армянского Национального совета Аветисом Агароняном, премьер-министром Ованесом Качазнуни, министром иностранных дел Александром Хатисяном. Между тем, начатая 11 мая 1918 г. в Батуми мирная конференция завершилась подписанием 4 июня отдельных договоров о мире и дружбе между Турцией и новообразованными независимыми государствами Закавказья. Изменение в тактике турецких политиков, выразившееся в признании ими Республики Армении, вызвало недоумение немецкого посла в Константинополе - Бернсдорфа: «Восемь дней тому назад турки не хотели даже слышать об образовании Армении (особенно Энвер и Талаат) и вдруг согласились и, к моему удивлению, ответили, что после долгого обдумывания нашли, что так будет лучше». Армянским Национальным советом в Тифлисе было образовано правительство Демократической республики Армении.19 июля правительство Армении из Тифлиса переехало в Ереван – один из древнейших городов мира, на протяжении многовековой истории армянского народа несколько раз являвшийся столицей армянского государства. Однако принятые в Батуми условия были крайне тяжелыми для Армении. Республика Армении охватила территорию всего в 9 тыс. кв. верст (около 12 тыс. кв. км). Это была всего лишь 1/30 часть исторической Армении. В республику вошли Ново-Баязетский уезд, часть Эчмиадзинского, Ереванского, Александропольского уездов, с населением 310 тысяч человек. Республика включила в себя лишь 1/8 часть всех армян Кавказа и на её территории находились около 500 тыс. армян-беженцев из Азербайджана и армянских территорий, оставшихся под властью Турции. Республика Армения была провозглашена в переломный период истории, это было время национального пробуждения, время надежд. Руководители Тифлисского Армянского Национального совета 4 июня 1918 года сообщали в Ереван: «Нашей, хотя и небольшой и бедной, но свободной Арменией мы обязаны самопожертвованию нашего войска». Восстановление утраченной пять с половиной столетий назад государственности было общенациональным чаянием армянского народа, борющегося за свою независимость, сохранение своего очага, языка, культуры, самобытности. Раскрывая лживость утверждений турецких политиков, что якобы турки дали независимость Армении и создали Армянскую республику, министр иностранных дел А.Оганджанян на встрече руководителей республик Закавказья в Тифлисе 20 апреля 1920 г. говорил: «Готовность защищать свою независимость армянский народ доказал в боях под Сарикамышем, Караклисом, Сардарапатом и пр., когда многие тысячи сынов Армении легли костьми в борьбе за эту независимость против многовекового врага свободы армянского народа, и этими своими жертвами создали независимую и суверенную Республику Армении».
  5. strani.ru События, предшествующие провозглашению Республики Армении, турецкая интервенция в Закавказье 1918 года После Октябрьской революции 1917 года в России, находившиеся в Западной Армении русские войска возвратились в Россию, оголив Кавказский фронт. Воспользовавшись этим, турецкие войска, нарушив заключённое 5 декабря 1917 г. Ерзнкайское перемирие, перешли 10 февраля 1918 г. в наступление. С первого дня фронт против турок удерживал лишь Армянский корпус (35 тыс. солдат) под командованием генерала Назарбекяна, так как грузинские войска и «дикая дивизия» мусульман Закавказья были расположены в отдалённых от театра военных действий местностях. С самого начала турецкого наступления командующий Кавказской армией генерал Одишелидзе отдал приказ об отступлении без оказания сопротивления превосходящим турецким силам. Этот предательский приказ содействовал стремительному продвижению турецких войск, которые заняли Ерзнка, Карин, Сарикамыш. Закавказский сейм обратился к турецкому командованию с предложением начать сепаратные переговоры. В Трапезунде начались переговоры, в процессе которых по требованию Турции 22 апреля 1918 года Закавказье было провозглашено независимой федеративной республикой, со столицей в Тифлисе, после чего переговоры были прерваны, турецкие войска, пользуясь численным превосходством, заняли армянские города Ардаган, Ардвин, Карс, а также город Батум (Батуми). 11 мая в Батуми возобновились прерванные в Трапезунде переговоры, в которых на этот раз участвовали делегации Закавказской федерации, горских народов Северного Кавказа и Дагестана, Турции и Германии. Турецкая делегация потребовала пересмотра границ с явным намерением захватить новые районы Тифлисской, Кутаисской (где только число армян доходило до 200 тыс.) и Ереванской губерний, железную дорогу Александрополь - Джульфа, обеспечить свободный проход турецких войск по железной дороге. Свои требования турецкая делегация «обосновывала» «обеспечением безопасности мусульман в Баку и переброски войск в Месопотамию». «13 мая турки ультимативно потребовали передачу железной дороги Александрополь - Джульфа. Турецкие взгляды устремились на Баку и Владикавказ, на захват всего Кавказа. Чрезвычайные требования на чисто армянские районы Ахалкалак, Ахалцих, Ереван имеют далеко идущие цели - абсолютное экономическое разграбление Кавказа и поголовное уничтожение армян также и в Закавказье» - сообщал своему правительству в Берлин генерал фон Лосов. Делегаты мусульманского национального совета в Батуми настаивали на передаче Азербайджану Нахиджевана и Даралагяза, «для установления непосредственной связи с Турцией». 15 мая 1918 г. внезапным ночным броском турки заняли Александрополь (Гюмри). 21 мая турецкие войска захватили поселок Сардарапат и железнодорожную станцию, вышли к разъезду Гамшлу (Ехегнут). Командующий Ереванской группой армянских войск генерал-майор Мовсес Силикян и его штаб разработали план отпора и разгрома турецких войск, поскольку отступать было некуда, армянскому народу угрожала опасность полного физического истребления. Были созданы Сардарапатский и Арагацский отряды. Сардарапатский отряд в составе 5-го стрелкового полка, отряды Игдырского пехотного, партизанского, Зейтунского конного полков 22 мая перешли в наступление и вновь заняли Сардарапат. Турки были отброшены к станции Аракс. Победа над Сардарапатом вызвала всеобщее воодушевление, круто изменила настроения в армии и в народе. В ряды воинов стекались группа за группой, вооруженные и безоружные, горожане и крестьяне, готовые до последней капли крови сражаться за отчизну. Потерпев поражение под Сардарапатом, турки перебросили свежие силы на Баш-Апаранский фронт с целью нанести удар по Еревану с севера. Командованием Ереванской группы в район Баш-Апарана был направлен шеститысячный отряд под командованием генерала Драстамата Кананяна (Дро). В боях 26-27 мая отряд Дро нанес противнику сокрушительный удар. Турецкие войска были отброшены к западу от Баш-Апарана. Четыре дня продолжались бои за Караклис (ныне Ванадзор), который турки заняли, имея ощутимый перевес. Им помогли также три тысячи военнопленных аскеров, находившихся в Караклисе. Турецкие офицеры и солдаты учинили зверскую расправу над армянским населением города и окрестных сел. Однако сильное сопротивление, с которым турки столкнулись в Сардарапате, Баш-Апаране и у Караклиса, вынудило их остановить свое продвижение в глубь Восточной Армении. Майские победы, одержанные армянским народом под Сардарапатом, Баш-Апараном, Караклисом, сорвали замыслы младотурецкого правительства по уничтожению армян в Закавказье. Эти победы дали возможность восстановить армянскую государственность, открыть путь к национальному возрождению армянского народа. В боях самоотверженно сражались воины Отдельного армянского корпуса, горожане и крестьяне, женщины и девушки, священнослужители, представители интеллигенции, русские офицеры-добровольцы, езидские всадники. На святое дело защиты Родины встали все, независимо от политической принадлежности или социального происхождения. Эти сражения были образцом единения и согласия всех национальных сил в борьбе с турецкими захватчиками. Разгромив основные силы турок и отбросив баш-апаранскую группу турецких войск к реке Аракс, армянские войска перешли в контрнаступление на Александрополь. Однако этот наступательный порыв был остановлен новой коварной инициативой турок, в результате которой в Батуми было подписано перемирие. Предложение турок было продиктовано самоотверженностью и героизмом армян, проявленными в боях. «Бой под Караклисом - это редкий бой в истории этой войны. Армяне доказали, что могут быть лучшими солдатами» - признавали Кара-Бекир и другие турецкие военначальники. До этих побед армянского оружия представители турецкой стороны на мирных переговорах Халил паша и Вехиб паша твердили, что армяне побеждены, указывая на «явное» военное превосходство турок. По замыслу турок надо было ликвидировать армянские провинции и поделить их между соседями. Однако военные заставили турецкое командование и политиков изменить свою тактику в отношении Восточной Армении. 27 мая 1918 г. в беседе с армянскими делегатами в Батуми, Халил и Вехиб паши выдвинули вопрос о заключении военной конвенции между Турцией и Арменией. Речь шла и об образовании армянского государства «в пределах Закавказья, остающегося вне аннексированной Турцией области». К тому времени сложные политические процессы привели к распаду Закавказской демократической федеративной республики. 26 мая 1918 года Грузинский Национальный совет заявил о выходе Грузии из состава Закавказской федерации, была образована Республика Грузия. 27 мая была провозглашена независимость Азербайджана. Ход мирных переговоров в Батуми, равно как и военно-политическое положение в Закавказье, активно обсуждались на ежедневных заседаниях Тифлисского Армянского Национального совета и на совещаниях политических партий, где шли поиски путей выхода из катастрофического положения. Однако все армянские организации были единодушны в главном политическом вопросе - надо бороться до конца, а иначе неминуемая гибель нации под турецким ятаганом. 28 мая Тифлисский Армянский Национальный совет взял на себя «управленческие функции в отношении армянских уездов».
  6. куда ДиДжей делся я без понятия, но Болтон помню, нормально играл... с Окочей дружили )
  7. тему открываю; прошу высказываться корректно
  8. естественно Росси и пеле - в 58 в Швеции.. вы след. вопрос давайте
  9. А лично я считаю Марадону, возможно, лучшим игроком в истории футбола. И однозначно лучшим из тех, кого я видел вживую. Поведение - другой вопрос... Как человека мне его очень жаль... Но игрок он был отменный... Тут девушка упомянула Фернандо Торреса и Матта Ле Таллека... Оба нравятся, причем Торрес нравится очень давно, с 18летнего возраста... Ле Таллек - с прошлого сезона... А раз уж пошла такая возня, то еще и Риизе туда же... Классный боевой парень...
  10. так там симпатичные однодневки, а не назабивавшие )
  11. Хорошая тема. Оуэн нравится. Семнадцатилетний особенно... Еще - Стив Макманаман. и Робби Фаулер тоже. Рональд Куман - любимый игрок всех времен боления. Эрик Кантона - умница, очень нравился. Шмейхель, Оле Сольскяер, Рой Кин, Пол Скоулз, Райан Гиггз - одна когорта "сильно уважаемых". Дафф, Поборжски, Молс - симпатичные однодневки. ОШи - золото и умница! Никки Батт и Алан Смит - такие тоже нужны. Очень. Роберто Баджо и Манчини, Беппе Синьори - красавцы! Рассел Лэтапи и Франк Созе; а также Ник Колган. Кенни Миллер "того" сезона. Сила! Тедди Шерингем. Синиша Михайлович. Драган Стойкович. Деян Савичевич. Александр Глеб. Андреас Бреме. Алан Ширер. Найлл Куинн. Кларенс Зеедорф. Эмилио Бутрагеньо. - всех уважаю. Чуть Маттиаса Заммера не забыл.... И еще много.
  12. Мукуч! ты и теолог еще? достал со своим дилетантством, честное слово... :hammer: Бог у него кровожадный, а спpаведливо то, что Мукуч считает справедливым... и вообще - у тебя же другая вера, не христианская?! про нее говори, что ты от христианской веры хочешь? Чем Бог отличается от Мукуча? Бог не думает, что Он - Мукуч!. вай.!