Harib

Members
  • Количество публикаций

    1 749
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Репутация

0 Neutral

О Harib

  • Звание
    Advanced Member
  1. Удины

    «Должно также заметить, что существовал еще католикос в Албании, одной из провинций армянских, начиная с поставленного там в этот сан самим Григорием Просветителем родственника его Григория. Но католикос Албанский не имел прав Эчмиадзинского, от которого получал рукоположение и находился в постоянной зависимости, пользуясь, впрочем, большею самостоятельностию и преимуществами, нежели все прочие епископы и архиепископы Армении.» Церковь Христова в Великой Армении и Албании. Из книги: Макарий (Булгаков) Митрополит Московский и Коломенский «История Русской Церкви» http://www.sedmitza.ru/text/435774.html Сказано достаточно ясно : "существовал еще католикос в Албании, одной из провинций армянских" Какой же католикосат собираются восстанавливать в Азербайджане?
  2. Кто пил вино - ушел, Кто пьёт - уйдёт, Но разве тот бессмертен, Кто не пьёт ? Расул Гамзатов
  3. Года три назад в Москве был организован фестиваль детских коллективов. Когда известный Бакинский соловей - посол Азербайджана в России, узнал, что на этот фестиваль приехали детишки из НКР, то расценил это приезд как покушение на целостность Азербайджана и выступил с решительным протестом. Артист Армен Джигарханян упустил прекрасную возможность объяснить известному артисту из Азербайджана ошибочность его позиции.
  4. Армен Джигарханян про Азербайджанцев и Грузин Признаюсь, я так и не понял, что он хотел сказать...
  5. Москва , октябрь 1917 Вечером 25 октября 1917 года, выступая с трибуны Второго съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, Мартов заявил: - Гражданская война началась, товарищи! Там, на улицах, стреляют в наших братьев!.. Однако, настоящая гражданская война начнется позже, когда большевики решат взять власть в Москве. Даже советские историки признавали, что в Москве большевикам было оказано гораздо более серьезное сопротивление, нежели в Петрограде. Хотя и объясняли «затяжной характер восстания тем, что московские его руководители совершили ряд ошибок политического и военного характера: допустили в состав Революционно-военного комитета меньшевиков, делали ставку на мирное соглашение с контрреволюционным «Комитетом общественной безопасности», восстание не носило на первых порах наступательного характера. Все это привело к тому, что неприятель не был захвачен врасплох и получил возможность сорганизовать свои силы, рассчитывая создать в Москве общероссийский центр борьбы против Советской власти. При этом игнорировалась другая правда - командовавший войсками верными Временному правительству полковник К.И. Рябцев, член партии эсеров, с самого начала конфликта занял двусмысленную позицию. Он сковывал инициативу своих подчиненных, проявлял колебания и искал компромисса с ВРК. Рябцев не был трусом: в годы Первой мировой войны он воевал на фронте, был награжден, он хотел избежать кровопролития в Москве, понимая, что это будет важнейшим шагом к развязыванию братоубийственной гражданской войны, да еще в условиях войны с врагом внешним, не понимая, что к развязыванию гражданской войны стремились именно большевики. Вооруженные столкновения происходили с 27 октября по 3 ноября. Именно в эти дни в ходе уличных боев в Москве родился термин "Белая гвардия", который в последствии стал употребляться по отношению ко всем противникам Советской власти. За семь дней боев в Москве погибло около 2000 человек. Захват власти в Москве большевики ознаменовали манифестом 4 ноября, в котором, в частности, говорилось: «Враги народа, поднявшие вооруженную руку против революции, разбиты наголову… В Москве отныне утверждается народная власть — власть Советов рабочих и солдатских депутатов… Это — власть мира и свободы.» А вот что писал анархист Александр Атабекян, очевидец событий тех дней: «3 ноября я стоял на Серпуховской площади в длинной очереди, охватившей двойным кольцом скверик, в ожидании единственных газет, их «Социал-Демократа» и «Известий». Только через два часа, около полудня, развернув листок, я узнал, что «они победили» и «мир» заключен. Два часа люди подходили, покупали газету, узнавали и молча уходили. Ни одного возгласа ликования, ни малейшей радости, ни простого желания поделиться исходом в тоске жданного конца... Почему? А потому, что совершилась не народная революция, а преступный партийный заговор. В народе не было победителей, поэтому он весь день, молча, сумрачно сновал по улицам, и, всматриваясь в лица, нельзя было угадать, кто победитель и кто побежденный. Правда в том, что мы все были побеждены и стояли у груды еще не остывших трупов, бессмысленно, бесцельно, ненужно убитых товарищей, братьев... Так совершилось в смертной тоске за пережитое и с тревогой за завтрашний день братоубийственное восстание в Москве». 10 ноября 1917 года, победители устроили торжественные похороны своих сторонников, погибших в ходе боев. Погибших хоронили в огромной братской могиле у Кремлевской стены. Эти многочисленные захоронения послужили прецедентом для превращения северной части Красной площади в кладбище. Похороны были гражданскими, без церковного пения, без ладана, что удручающе подействовало на простых москвичей, особенно на стариков. Как отметит потом американский журналист Джон Рид «набожному русскому народу уже не нужны больше священники». 13 ноября на Братском кладбище были похоронены те, кто защищал Москву. Их отпевали в храме Большого Вознесения у Никитских ворот, в котором когда-то А.С. Пушкин обвенчался с Н.Н. Гончаровой, и в храме Христа Спасителя. По свидетельствам современников, сама процессия, панихида на Братском кладбище и похороны потрясли москвичей. Среди тех, кто был похоронен в этот день на Братском кладбище, был юнкера убитые 11 ноября, т.е. после прекращения огня… . Московское городское Братское кладбище было открыто по инициативе Великой княгини Елисаветы Федоровны. В обращении к московским властям она писала: “Не признаете ли вы возможным,– писала она ,– отвести на окраине Москвы участок земли под кладбище для умерших в московских лазаретах воинов настоящей войны; их родственникам и нам всем утешительно будет знать точное место упокоения павших при защите нашей дорогой родины героев и иметь возможность там помолиться”. Судьба Братского кладбища оказалась, трагичной. Став местом расстрелов во времена “красного террора”, позднее (в 1930-х - 1950-х гг.) оно было разорено, храм сломан. На месте кладбища был разбит сквер («мемориальный», как указывал путеводитель 1960-го года,– опять ложь, кроме одной-единственной могилы георгиевского кавалера студента С. Шлихтера, никакой памяти о войне и ее жертвах не оставили и построен кинотеатр Ленинград….
  6. Думается, что в этой теме желательно вспомнить о том, о чем говорил великий вождь «великой революции». Он говорил, что Демократическая Россия никого не будет удерживать силой. Однако, после того, как Ленин захватил власть, то он заявил, что Советская Россия не может существовать без украинского хлеба и бакинской нефти. Выполняя волю Ленина, Красная Армия берет и Украину, и Баку. Взяв Баку, Ленин щедро расплатился с Ататюрком. Он оставил «революционеру» Ататюрку не только «Турецкую» Армению, которой обещал право на самоопределение, но подарил Ататюрку и часть русской Армении вместе с Араратом...
  7. В своей книге Сурен Арутюнян восхищается успехами Китая, которых он добился под руководством своей компартии. Думается, что человеку его ранга должно быть известно, что основой китайского чуда является российский НЭП, который был задушен Сталиным на самом взлете, а все российские Ден Сяо Пины по воле Сталина были либо расстреляны или сгнили в лагерях. .
  8. Недавно прочитал книгу Сурена Арутюняна "О прошлом и настоящем" В книге Сурена Арутюняна "О прошлом и настоящем" меня поразил тот факт, что автор книги посвятил в защиту Сталина целую главу. А ведь кто мало-мальски знает историю, тому должно быть известно, что многие корни нынешних армянских бед уходят в то прошлое, когда Сталин был наркомнацем, т.е. решал национальные вопросы… Однако про того Сталина Сурен Арутюнян не сказал ни единого слова, как и не вспомнил того Ленина, который ради победы мифической революции на Востоке подарил «революционной» Турции армянские земли вместе с Араратом. Можно было понять Анастаса Микояна, когда он не затрагивал подобные вопросы. А что заставляет молчать Сурена Арутюняна, а тем более смотреть на Сталина через розовые очки?